FleurInna
Princesse de royaume inconnu
Когда занавес поднялся

Сириус до сих пор не вернулся. Уже было девять вечера, а его еще не было. Наверно, он пока разговаривает с Эленой. Джеймс был уверен, что они оба теперь счастливы, что Поттер - не адресат Элены.
Лежа на кровати Сириуса, Джеймс размышлял. Бродяга беспокоился за него, но Поттер улыбнулся, думая, что все это время, пока они с Сириусом не разговаривали, тот просто думал, что незнакомкой Джеймса была Элена. В любом случае, если бы это было так, он никогда бы не сказал Сириусу, что это она. А если бы Сириус узнал до него, Джеймс бы сделал все возможное, чтобы убедить Бродягу, что сам ничего к ней не чувствует, а уж она-то тем более. Сохатый ни за что не причинил бы ему боли.
Но Джеймса интересовало кое-что другое. Сириус мог заполучить любую девушку, так почему он выбрал эту, из-за которой ему так больно?
Тут образ Лили всплыл в его сознании. Его вторая любовь, как и первая, была неудачной. Почему он снова думал о его первой возлюбленной? Все было так сложно, Поттеру казалось, что полюбив свою незнакомку, он забудет Лили, но от этого стало только хуже.
Джеймс вздохнул и поднялся, чтобы взглянуть на себя в зеркало. И ведь ему не в чем себя упрекнуть, по крайней мере в плане внешности. Он был красив, да, его волосы всегда торчали в разные стороны, но это только придавало ему определенный шарм, его шоколадные глаза может и не были так уж очаровательны, но их блеск мог привлечь любую девушку. Может, его характер не сочетался с его сложением?
Разозленный, Джеймс схватил пергамент и быстро написал:

"Дорогая незнакомка,
Ну все! Мне надоело! Я хочу тебя увидеть прямо сейчас, в эту самую минуту. Ты мне, конечно, скажешь, что ты не готова и все еще думаешь о другом, но мне надоело, что со мной обращаются, как с... Короче, я хочу немедленно тебя увидеть. Если ты не прийдешь, поверь, я больше не стану отвечать на твои письма и не напишу больше сам. Все будет кончено между нами. Я жду тебя в кабинете, где вчера ты играла на скрипке".


Джеймс быстро подготовился и бегом бросился в кабинет. Он упал на один из стульев и стал ждать. Пока она получит письмо, приведет себя в порядок, дойдет до нужной комнаты... не больше двадцати минут. Он бросил взгляд на часы... Она прийдет уже совсем скоро.
И Джеймс стал думать, какая же его незнакомка...
Блондинка? Вне всяких сомнений. С голубыми глазами тогда? Блондинка с голубыми глазами... Да, это мило, но не совсем подходит брюнету с карими глазами. Впрочем, он будет встречаться с любой. Брюнетки куда красивее, думал он... Рыжие тоже ничего, но... она не должна быть рыжей, это будет напоминать Лили. Брюнетка с зелеными глазами - это будет идеально. Нет! Элена - брюнетка с зелеными глазами. Да и зеленые глаза был у Лили. Нет, наверно, блондинка с голубыми глазами будет лучше всего.
Она должна быть высокой... Нет, если она будет выше него, это не хорошо, она должна быть маленькой... Но не очень. Где-то его роста, будет хорошо.
Дальше он задумался о малейших деталях. Нос, ямочки на щеках. Они очень миленькие, эти ямочки. Хотя стоп, нет, у Лили они были. У его незнакомки их быть не должно.
Он вздохнул. Думая обо всем этом, он пытался представить себе незнакомку, но видел лишь Лили.
Но это не она, его незнакомка...
Тут ручка двери повернулась, и послышался шорох открываемой двери. Джеймс увидел одну ногу, на этой девушке были простые туфли. Тут в проеме появились ноги, руки, тело... лицо.
Он довольно долго смотрел на нее перед тем, как она подняла на него взгляд.
Джеймс не верил своим глазам.
"Лили Эванс... Лили... Откуда она узнала, что я здесь? Что она здесь делает? А, скорее всего она совершает свой обход! Как он мог забыть, что, как староста, Лили должна была заглядывать и в пустые классы".
- Я... я ждал кое-кого, - сказал Джеймс. - Но не думаю, что она прийдет. Так что, я тебя оставлю.
Он уже готов был уйти, когда услышал низкий голос Лили.
- Поттер... Ты ждал свою незнакомку?
Джеймс повернулся на сто восемьдесят градусов и уставился на нее.
- Как... Это ты?
Лили смотрела на него. На ее лице невозможно было разобрать ни одной эмоции.
- Ты та, с кем...
Уже так давно Джеймс ломал голову над тем, кем была его любимая незнакомка, полностью позабыв о Лили, а на деле оказалось, что это она и есть. Какая ирония!
- Я поражен, - признался он.
Лили никогда не была так удивлена за всю свою жизнь. Джеймс Поттер? Джеймс Поттер, ее незнакомец? Да, это лучшая шутка, которую ей могли устроить.
Хоть ей хотелось рассмеяться, но она не смогла... Знать, что это он...
Джеймс и Лили долго смотрели друг на друга, не зная, что им делать. Она думала, что Джеймс обнимет ее, но в своих письмах она писала, что любит другого, он ни за что ей не поверит, что она говорила о нем, да и потом... ей вспомнилось его последнее письмо. Откуда он узнал, что она играла здесь на скрипке?
- Я поражен, - повторил Джеймс. - Но похоже ты чувствуешь себя не очень уютно. Я парень, которого ты ненавидишь больше всех на свете, и все равно... все равно ты продолжала рассказывать мне о своих проблемах.
- Прекрати.
- Ну да, Эванс, ты правда думаешь, что я перестану. Ты судишь, не зная, ты говорила это в своих письмах. А теперь скажи мне, что ты обо мне думаешь?
- Откуда ты знаешь, что я здесь играла на скрипке?
Теперь настал черед Джеймса быть поставленным в тупик.
- Это значит, что ты знал со вчерашнего дня, что я твоя незнакомка?
- Нет, я тебя не видел, только слышал.
- Посмотрим. Значит, просто слушая, ты понял, что это я?
Джеймс бросил на нее злой взгляд, ему не нравилось, как она с ним говорила.
- Я тебя не видел, - повторил он.
- Конечно, дверь же была закрыта, но ты знал, что это я. Или ты знал об этом с самого начала.
Это обвинение заставило задуматься их обоих. Джеймс думал, как ему мысль пришла в голову, что его незнакомка была милой, а Лили... она теперь, казалось, поняла все куда лучше.
Джеймс с самого начала знал, что это она ему писала. Как она могла поверить в эту историю с совой-проказницей? Он сделал вид, что отправляет письмо родителям, на деле же, он знал, к кому оно попадет. А потом они продолжили переписываться. Он ее предал.
- Ты с самого начала знал, не так ли?
Джеймс ей не отвечал. Он любил свою незнакомку, он любил Лили. Он любил одного человека, но она ранила его раньше, говоря ему все эти обидные слова, а теперь она его обвиняет.
- Ты предатель, - закричала Лили, слезы уже подступали к глазам. - Грязный предатель! Ты знал, что это я тебе писала. Все, что тебе было нужно, это чтобы я влюбилась в тебя через письма. А потом ты бы попросил о встрече. А если подумать, сколько раз ты просил меня об этом? А как только я...
Она не закончила фразу, потому что Джеймс дал ей пощечину.
- Не говори о том, чего не знаешь. Я не имел ни малейшего понятия, что это была ты. А если бы знал, то отослал бы эту сову обратно, потому что сама мысль, что она носит письма только тебе, мне бы была невыносима!
- Ты лжешь! Это ты захотел, чтобы мы стали переписываться. Не отрицай!
- Да, это так, но я думал, что познакомлюсь с новым человеком!
- Ты лжешь! Ты всего лишь предатель и лжец, а я еще думала, что ты изменился. Да ты гораздо хуже, чем я думала. Ты гнусный, отвратительный, да ты даже не стоишь того, чтобы я говорила с тобой. Ты мне противен!
Он с силой прижал ее к стене и со всей ненавистью, которую в данный момент к ней питал, выплюнул:
- А знаешь что? Да ты еще отвратительнее меня. Я не понимаю, как же я мог полюбить свою незнакомку. Я уже представлял, как буду с ней, помогу ей подняться на метлу, поце... Но теперь, когда я знаю, что это ты, меня тошнит от одной мысли, что я мог даже помыслить о таких вещах! Да мне плевать на то, что ты думаешь! До этого момента я никогда не хотел тебя ранить или причинить боль, но сейчас, ты видишь, мне все равно, а моя мечта - чтобы ты страдала у меня на глазах. Ты еще более отвратительна, чем я, Эванс!
Он отпустил ее и ушел.
Лили еще прибывала в шоке от всех этих резких слов, которые ей бросил Джеймс. Поттер, он был прав, он никогда не был так жесток с ней. Но он это заслужил, он ее предал.
Когда она вернулась в Общую Гостиную, Лили увидела Джеймса перед камином. Он один за другим вынимал пергаменты из своего рода папки, разрывал их и бросал в огонь.
Лили разглядывала пергаменты и узнала свой почерк. Она подняла взгляд на Джеймса, который ее еще не заметил и продолжал свое дело. Сожжа все письма, он повернулся и заметил Лили, которая не отрывала глаз от камина. Подойдя к ней, он бросил ей папку и ушел.
Лили уронила ее и подошла к камину, где остался лишь пепел.
Эванс вернулась в свою комнату. Ей тоже хотелось сжечь письма. Она вынула их и уставилась на слова Джеймса, а потом начала перечитывать их. Теперь это было очевидно: квиддич, его высокомерие...
Ее сердце сбилось с ритма, когда она читала часть, где он писал о ней:
"Я никогда не судил людей, я ненавижу это делать, может, потому, что фразы некой личности преследуют меня и мешают поступать так с другими. Эта девушка настоящий демон, но, к несчастью, я безумно в нее влюблен".
"Да, должен признаться, эта девушка действительно странная, но такая привлекательная, мне иногда кажется, что она специально оказывается передо мной, чтобы я потерялся и стал ею любоваться. Она сведет меня с ума".

Он знал... он знал, что это она, поэтому и написал это, надеясь, что она поймет. И все равно Лили почувствовала радость оттого, что он по-настоящему ее любил, но она никогда не сможет простить его ложь.
Так она и уснула с мыслями о прошедшем дне.
На следующее утро, когда Лили завтракала в Большом Зале, Джеймс не бросил на нее ни единого взгляда, он был еще слишком зол из-за вчерашнего. Этот день, как и последующие, прошли в одном ритме. Джеймс больше не смотрел на нее, не говорил с ней, даже не произносил ее имени. Но Лили отвечала ему тем же, она имела больше права на него злиться!

@темы: ЛЭ/ДжП, Переписка с незнакомкой