FleurInna
Princesse de royaume inconnu
Меня попросили доперевести вот этот фик - www.yarik.com/hp/fanfiction/0580.shtml

16 глава. Дороти и Зелье

Полтора месяца пролетели незаметно, и жизнь в Хогвартсе была нормальной как никогда.
Джеймс и Лили были практически неразлучны, и их друзья теперь все время проводили вместе. Лили поняла, что теперь, когда Джеймс не был ее врагом номер один, жизнь стала куда более приятной. Правда, Слизеринцы никуда не делись и вели себя боле вызывающе из-за последней выходки, но все же.
Жизнь была прекрасна.
Джеймс же понял, что пусть он теперь и не мог издеваться над "Эванс", но жизнь не стала скучнее, а, наоборот, лучше.
Все было здорово. Но для них.
Для Северуса Снейпа все было не так. После этой унизительной выходки, которую с ним устроили гриффиндорцы, что над ним посмеялись и унизили даже представители его факультета. И это ему не нравилось совершенно. Он жаждал мести. Хорошей мести. Сладкой мести. Болезненной мести двум гриффиндорским старостам.
И он прекрасно знал, как это устроить. Все, что ему нужно было сделать, это причинить одному из них боль. А это повлияет и на второго и дальше, как по наклонной плоскости. И он, Северус Снейп, будет наблюдать как они поссорятся и расстанутся. О, да. Он будет там.

Лили сидела на Гриффиндорским столом за обедом. Впрочем, она только пыталась есть, не подавившись, потому что Сириус снова стал вести себя странно.
- Где-то над Радугой! - Сириус, похоже, старался изобразить Волшебника из страны Оз, поя во всю глотку посреди стола Гриффиндора.
- Высоко! - Лили серьезно начала думать, не принял ли он чего-нибудь.
- Есть страна, о которой я слышал однажды в сказке, - Сириус "грациозно" шел среди тарелок и чашек.
Он взял Питера за руку и небольшим усилием поднял и его на стол. Питер же лишь упал на стол. Сириус счел это великолепной возможностью и быстро наколдовал себе коричного поросенка с косичками.
- О, Тото! Кажется, мы уже не в Канзасе! - обратился он к Питеру.
Весь зал залился смехом.
- Мы в Хогвартсе, Сириус, - Питер ничего не понимал.
- Нет!
- Да!
- Нет! Мы - Где-то над радугой!
Сириус начал танцевать на столе, сшибая все тарелки и кубки без разбору.
- Мистер Блэк! - в зал только что вошла профессор МакГонаггал и была в шоке от увиденного.
- Да, дорогая профессор?
- Немедленно слезьте со стола!
- Но я не на столе, профессор!
МакГонагалл выглядела сбитой с толку.
- Так где же вы тогда?
- О, нет, - прошептал Джеймс на ухо Лили. - Он сейчас начнет все с начала.
Джеймс оказался прав.
- Где-то над Радугой!
- Мистер Блэк! - МакГонагалл была в ярости.
- Skies are blue, and the dreams that you dare to dream really do come true! 9песня из фильма Волшебник из страны Оз, как я понимаю.
МакГонагалл, похоже, была готова убить его.
- Наказание!
- О, но Мак! - надул губы Сириус.
Но макГонагалл бросила на него такой взгляд, что он предпочел промолчать.
- Хоть я и не сомневаюсь, что вы следующая Джуди Гарленд, мистер Блэк, но я желаю видеть вас в моем кабинете немедленно!
Сириус проследовал за ней, послав напоследок воздушный поцелуй аудитории.
- Люблю вас, дорогие! Я раздаю автографы завтра утром и-
- МИСТЕР БЛЭК!
Сириус убежал за МакГонагалл, пока в зале все еще звенел смех.
Но смеялись не все. У некоторых слизеринцев на лице застыло выражение полного отвращения. А один из них даже не придал представлению внимания.
Северусу Снейпу было абсолютно все равно, что там делал этот Гриффиндорский дурачок, он был полностью сконцентрирован на одной рыжеволосой старосте. Он обращал внимание на царящий вокруг хаос, только когда Сириус близко приближался к кубку перед старостой, Северус боялся, что он его опрокинет. Он наблюдал за Лили уже добрую четверть часа, но она так и не притронулась к кубку. Но вот, наконец, она потянулась к кубку. Северус затаил дыхание. Она выпила кубок до дна. Испытав облегчение, Северус спокойно вернулся к еде. Будь он обычным волшебником, он бы волновался, сработает ли зелье, но он был мастером зелий, ему не о чем было волноваться.
Лили Эванс будет страдать.

Лили же отправилась спать счастливой. Анна и Кэтлин еще обсуждали маленькое выступление Сириуса, которое было очень... интересным. Эмили в это время принимала душ. Совсем скоро все четыре девушки крепко спали.

Лили стояла одна посреди большого парка, в котором, как она вспомнила, она играла в детстве. Он огляделась и увидела четырехлетнюю себя с отцом и матерью на детской площадке. Лили подошла поближе, чтобы лучше видеть. Маленькая Лили смеялась вместе с родителями.
Вдруг блеснула зеленая вспышка и все вокруг покрыл зеленый туман. Лили прикрыла глаза и попыталась выбраться из тумана к маленькой Лили и родителям. Но прежде чем она успела сделать и пару шагов, туман рассеялся. На земле лежали две фигуры на животе, лицом вниз. Ее родителями. Маленькая Лили подбежала к родителям:
- Мама, папа, проснитесь! - малышка начала трясти их безжизненные тела. Она заплакала. - Мама! Папа! - ее рыдания стали громче и наполнили парк.

БУМ!

Новая вспышка и Лили почувствовала, что сама упала. Но она все равно слышала, как малышка кричала:
- Помоги... Помоги мне, Лили... Помоги мне...
Лили попыталась пошевелиться, но не смогла.
Она потерялась...

Лили вздрогнула и проснулась. Она повернулась на бок, пытаясь успокоится.
"Расслабься... Это ничего... Ничего... Это просто сон... Просто кошмар..."
Она вдруг поняла, что ее трясет.
"Все будет хорошо, лили. Расслабься, вдохни поглубже, засыпай, и завтра все будет хорошо. Ты этого даже не вспомнишь!"
Она лежала без движения еще минут, убеждая себя, что все будет хорошо.
Потом она попыталась уснуть, но это было сложно, она проворочалась в кровати около часа.
Мертвые родители...
Мертвая она сама...
И она не смогла ничего сделать...
Просто не смогла...
Наконец, она провалилась в сон без сновидений.
Но когда она проснулась на следующее утро, и собиралась к занятиям, он помнила каждую деталь ее страшного сна.

Да, зелье прекрасно сработало. И его действие еще не кончилось.

Глава 17. Кошмары.

День прошел в обычном ритме. Двойная Гербология, Трансфигурация, Прорицания, эссе по Зельям в библиотеке и болтовня допоздна в спальне.
Лили буквально рухнула на кровать и провалилась в мирный сон без сновидений.
И когда на следующий день Лили считала свой кошмар чем-то давнишним и неважным.
Но когда она уснула...
Она стояла на вершине холма, покрытого травой. Был ясный солнечный день, хотя у основания холма бушевало море. Невдалеке на пледе для пикника сидела ее семья. И она сама.
Она прекрасно помнила эти каникулы: ей было 4 года, у Петунии была морская болезнь, так что она уехала к друзьям, так что на каникулы они отправились втроем.
Лили мило улыбнулась, наблюдая за счастливой семьей. Ее отец начал ее щекотать, а Лили попыталась убежать и спрятаться на спиной ее матери. Прекрасно. Слишком прекрасно.
Бааам!
И ее родители были отброшены назад , прямо в море. Маленькая Лили побежала туда, к морю. Она бросилась в воду и поплыла, хотя и не умела, пытаясь найти родителей, но сама вскоре утонула.
И Лили была слишком далеко, чтобы помочь.
Она наблюдала, как малышка пыталась справиться с волнами, но потом ее головка исчезла среди воды.
Воздух душил ее, и она проснулась.
На мгновение она деж не могла понять, сон был это или нет. Он казался таким реальным...
Она встала и налила себе немного воды из серебряного кувшина в углу комнаты.
Выпив воды, ей удалось успокоиться.
Ее ноги на холодном полу вселяли ей веру и чувство реальности. Она была здесь в Хогвартсе, а ее родители были в Суррее.
И все было в порядке. Не было ничего, чтобы волноваться.
Она прошла в ванную и плеснула немного воды себе в лицо. Освежившись, она вернулась в постель.
Но ей потребовалось много времени, чтобы уснуть.
На следующее утро она была рада, что не было больше кошмаров в ту ночь. Она вздрогнула и принялась застилать постель.
Вечером она волновался, укладываясь спать.
Но это был тот же кошмар, но в три раза страшнее.

То же самое, ужас, срыв, неспособность сделать что либо преследовали ее даже после того, как она проснулась.

И когда настало следующее утро, она только желала, чтобы оно длилось вечно, и ночь не настала никогда. И ей не пришлось бы снова окунуться в ужасный мир кошмаров.

На завтраке, сидя рядом с Джеймсом, она заметила сову, летящую к ней, и ее сердце замерло. Она смотрела, как сова спикировала вниз, с кроваво-красным конвертом в клюве, и приземлилась перед Сириусом Блэком.

И конверт начал кричать.

Лили расслабилась. Это был только Вопиллер. Ничего не случилось, никто не умер, все хорошо.

Очень хорошо.

"ЕСЛИ ТЫ ОСМЕЛИШЬСЯ УСТРОИТЬ ЕЩЕ ОДНУ ШУТКУ ТВОЕЙ СЕСТРЕ СИРИУС ФРАНКЛИН, БЛЭК, ТО Я САМА ПРИЕДУ СЮДА И УСТРОЮ ТЕБЕ ПО ПЕРВОЕ ЧИСЛО!"

Голос матери Сириуса отозвался эхом в большом зале.

И Сириус, который обычно казался таким беспечным, выглядел абсолютно напуганным по поводу перспективы его матери, врывающейся в Хогвартс.

Джеймс смеялся так громко, что у него заболели бока, но он не мог не заметить странное выражение на лице подруги.

Лили устало улыбалась забавному повороту завтрака, но улыбка быстро сползла с ее лица.

Подумав, что ей нужно немного времени, чтобы успокоится, она закинула свою сумку за плечи и вышла из Зала, пробормотав быстрое до свидания друзьям.

Увидев, что Лили ушла, Джеймс понял, что что-то было не в порядке.

Он встал и поспешил за ней.

Наконец, оставшись одна, Лили села на пол, прислонившись к стене.

Что происходит?

Почему ей снятся эти сны?

С ней что-то не так?

Стоит сказать кому-то?

Первые 3 вопроса остались нерешенными, но на четвертый она ответила быстро: нет.

Возможно она вела себя глупо. Возможно она слишком бурно реагировала. У всех были свои проблемы и не было никакой нужды нагружать их ее глупыми проблемами. Она только влеа себя глупо, вот и все.

Это были только кошмары. У всех бывают кошмары и ни к чему было раздувать проблему из этого. Ничего серьезного. Просто кошмары.

Приняв такое решение, Лили отправилась в сторону класса, когда она врезалась в Джеймса.

- Джеймс! - она улыбнулась, что лишь увеличило пустоту внутри нее.

- Лили, - он не улыбался, и она заметила некоторое беспокойство, смешанное с подозрительностью в его тоне.

Она улыбнулась шире и, пытаясь сменить тему как можно быстрее, спросила:

- Ну что, ты закончил свое эссе по Зельям?

- Да, а что? - подозрительность в его голосе была теперь отчетливо слышна.

- Ну, - она пыталась найти достойное оправдание. - Я не закончила его, я могу списать твое? - Глупое, жалкое оправдание, если учесть, сколько раз она заявляла, что она против списываний...

- Серьезно? - поднял брови Джеймс.

- Ммм, - она быстро кивнула. - Я абсолютно забыла об этом и хотела начать его писать сейчас, но раз уж ты уже написал его...
Удивительно, она умела врать...

И она не могла поверить, что врала своему же парню.

- Можешь дать его мне? Занятие начнется через 15 минут, и профессор Талбо будет недоволен, если я его не сделаю.

Странно смотря на нее, он достал из суки эссе.

- Спасибо, - она выхватила его из его руки, чмокнула его в щеку и поспешила в сторону Общей Гостиной.

- Увидимся, - бросила она через плечо.

Джеймс стоял на том же месте, слегка напуганный ее странным поведением.

- Эй, Лили? - он внезапно вспомнил причину, по которой собственно и пошел за ней, и прокричал ей вслед, пока она не скрылась из глаз.

- Да? - спросила она, даже не поворачивая головы.

- Все... все хорошо?

- Конечно, почему нет? - Лили изобразила тихое хихиканье и повернула за угол.

Лили бросилась бегом в Гостиную и растянулась на диване, спрятав голову под подушкой.

Вот так теперь будет между ней и Джеймсом?

Она будет лгать ему на все вопросы о ее состоянии?

Джеймс покачал головой. Возможно он только придумал, что что-то было не так?

Она казалась вполне веселой. Может, она просто устала или что-то в этом роде.

И все же это казалось немного странным.

Но он спросил ее, все ли у нее в порядке, и она сказала, что все хорошо.

Чувствуя уверенность, что все хорошо, Джеймс отправился на поиски остальных Мародеров.

Не было причин волноваться.

Потому что Лили никогда не соврала бы ему...

На протяжении всего дня Лили изо всех сил старалась избежать Джеймса. Это было так неправильно лгать ему... Но она не могла избегать его вечно... Или могла?

Наконец, в конце этого длинного дня, Анн, Лили, Кэтлин и Эмили сидели, перебрасываясь шутками, в Общей Гостиной. И в течение часа Лили удалось забыть все, что беспокоило ее... Она только смеялась и шутила и отдыхала.

Катясь по полу вместе с подругами она увидела, что портрет распахнулся, и вошли Мародеры. Она немедленно признала черноволосую макушку. Она приободрилась.

- О черт! У меня абсолютно вылетело из головы, что я должна закончить свою карту зведного неба по Астрономии!- Лили притворно вздохнула. - Вы можете прикрыть меня? Я проберусь туда и закончу ее, хорошо?

Девушки кивнули, и Лили подхватила свою сумку, кивнув парням на прощание, и вышла из Гостиной по направлению к Астрономической Башне.

Джеймс подошел к Кэтлин, которая все еще сидела на полу.

- Куда ушла Лили? - спросил он.

- На Астрономическую Башню, она забыла закончить свою карту.

Джеймс нахмурился.

Лили уныло шла к Астрономической башне. Теперь она уже лгала своим друзьям...

Накоец, придя на место, Эванс села на один из стульев в углу башни.

И что теперь?

Она уже сделала свою карту и не имела никакого желания делать ее снова. Она подняла свою голову вверх и пристально взглянула на звезды.

Она любила звезды. Раньше она думала, что они были тысячами тысяч фей, освещающих небо. Когда в десять лет она узнала, что это были огромные газовые шары, она отказалась верить в это

Она даже давала имена некоторым феям. Легкая улыбка пробежала по ее губам, когда она вспомнила имена.

Шестилетняя Лили блуждала по дому ночью. Ей было холодно, жутко холодно. Она искала отца и мать, но их не было в их комнате. Она спустилась по лестнице на кухню. Но их не было и там.

"Странно" подумала она. Гостиная была пуста, и это начинало беспокоить ее. Она быстро поднялась в комнату Петунии и постучала, но ответа не последовало.

- Петуния! - позвала она.

Никакого ответа.

Она подергала ручку двери, которая, наконец,поддалась, и Лили смогла открыть дверь. Но кровать Петунии была пуста. Лили медленно обошла комнату. Они все прячутся? Это игра? Они только играют с нею? Внезапно откуда-то послышались ужасные крики.

Маленькая Лили выбежала так быстро, как только могла.

И там, во дворе -

Стол Волдеморт. Красные глаза мерцали маниакально, сам он был одет в черные одежды, а его длинные пальцы поигрывали с его палочкой. Темный волшебник наблюдал с некоторой долей веселья за стоящей около дома семьей Лили.

- Что Вы хотите от нас? - испуганно спросила Петуния.

- Вы маглы не имеете права жить! В вашем существовании нет смысла, когда есть люди благороднее вас! - закричал он.

- Мама! Папа! Петуния! - маленькая Лили подбежала к своей семье, обняв их. Волдеморт рассмеялся.

- Лили! - воскликнула ее мать и заплакала.

- Шшш... Лили, все хорошо, - попытался успокоить ее отец.

- Мы в безопасности, мы вместе."

И внезапно Лили, настоящая Лили, отказалась тамже, наблюдая за ужасающим сценарий.

- Семейный момент, как трогательно, - ВолдеМорт наблюдал за ними.

"Ты - Ты злобный монстр! - закричала маленькая Лили Волдеморту.

"Так, так, так, какая храбрая Лили... - он сделал шаг вперед, возвышаясь над маленькой девочкой. - Жаль...
Мгновение Лили просто смотрела на него, потом, поняв, о чем он, прыгнула вперед:

- Неееет!

Но было слишком поздно:
- Avada kadvra! - проревел ВолдеМорт. И семьи Лили не стало.

Эвансов не стало.

- Нет, нет, нет, - шептала Лили с глазами, полными слез. Она опустилась на колени и попыталась вернуть жизнь своей семье. Но они были мертвы. И она не могла ничего сделать.

Не обращая внимания на ВолдеМорта, на весь мир, она сидела тихо и плакала.

- Пора с этим покончить, - ВолдеМорт направил свою палочку на Лили.

- Avada kadavra! - и с зеленой вспышкой Лили прекратила чувствовать.

Она вздрогнула, ее сердце билось как сумасшедшее, руки вспотели и дрожали, она не могла сфокусировать взгляд и моргала, пытаясь увидеть хоть что-то вокруг. Она оглянулась по сторонам.

Она задремала на Астрономической Башне.

Но она не испытала облегчения. Она крепко ухватилась за свой стул, пытаясь унять дрожь. Она плотно закрыла глаза и попыталась расслабиться. Но это не сработало.

"Подумай о чем-нибудь счастливом, Лили! Думай о Джеймсе". Но это не было счастливой мыслью из-за недавних событий. "Думай о Кэтлин, и Энн, и Эмили". Но она солгала и им.

"Думай о своей семье", но эта мысль только напомнила ей ее сон, еще более подробно, чем раньше.

Она открыла глаза и подняла их к небу. Феи мерцали. После получаса, проведенного в попытках расслабиться и забыть обо всем, она была уже не так обеспокоена.

Медленно она встала и выпрямилась. Она вытерла потный лоб и подняла свою сумку. Она сделала шаг к выходу, уговаривая себя оставаться спокойной, потом другой шаг, и другой, и другой...

Она была, наконец, в башне Гриффиндора. Общая Гостиная была пуста, и она поднялась в свою спальню. Когда она вошла, она увидела Эмили, читающую книгу на ее кровати, Энн, спящую на своей, и Кэтлин, только появившуюся из душа.

- О, вот и ты!" - воскликнула она, и Лили только кивнула.

- Закончила карту? - еще один кивок в ответ.

- Жаль, что ты об этом вспомнила, мы весело проводили время внизу, - сказала Эмили, подняв голову от книги.

- Джеймс, кажется, был очень расстроен твоим исчезновением, - Эмили подмигнула ей, но Лили неправильно ее поняла.

- Он спрашивал, где я? - спросила Лили.

Кэтлин кивнула.

- И что вы ему сказали?

Кэтлин странно на нее посмотрела:
- Я сказала ему, что ты сказала мне, что ты должна закончить свою карту На Астрономической Башне.

- Хорошо, хорошо, хорошо, что ты сказала ему, потому что... - но запас оправданий Лили уже кончился.

- Все хорошо? - подозрительно спросила Лили.

- У меня? О, все хорошо, - по крайней мере она все еще могла лгать убедительно.

- Ты уверена? Ты немног бледная, - Кэтлин подошла к ней и приложила руку на ее лбу. - Горячий. Ты не заболела?

- Нет, все хорошо, правда, - почему у нее были такие хорошие друзья? - Я пойду и приму душ, хорошо?

И она стремительно подхватила свою длинную ночную рубашку и вошла в ванную.

- Спокойной ночи! - прокричала она из-за двери.

- Спокойной!

Она включила воду и ступила под душ.

Обычно от воды ей становилось лучше. Она смывала все ненужное. На сей раз это не помогло.

Но она осталась там в течение 45 минут, желая избежать дальнейших расспросов от ее лучших друзей.

Наконец, она вышла. Она посмотрела на свою кровать, но не смогла заставить себя лечь. Она стояла там, просто смотря перед собой около часа. Она пыталась убедить себя, что не было ничего страшного в том, чтобы лечь. Или было? Нет, не было, ей снились кошмары независимо от того, где она спала, это было доказано проишествием на Башне Астрономии. Она дрожала и легла в постель, все еще дрожа.

Она металась, и ворочалась, и металась, и ворочалась, но не могла заснуть. Два с половиной часа прошли, и она все еще не могла заснуть. На спине, на животе, на боку, на подушке, без нее, с головой под одеялом, без одеяла - ничто не помогало.

Потом, наконец, она блаженно заснула. Только уже через час она опять проснулась. Не было никакого кошмара, она только проснулась.

И потом она проворочалась еще около часа и, наконец, она заснула и проспала без снов до рассвета.

Она провела целый час в ванной под душем, надеясь, что это все уйдет.

Но ничего не случилось - она поняла это ночью. И на сей раз, не только ее родители и она были убиты; Кэтлин, Энн и Эмили были там тоже. он не могла ничего сделать. Когда она проснулась после этого сна где-то в 4 утра, она уже не смогла заснуть снова.

И пришел другой день, другой день лжи всем. Ее парню, ее друзьям, учителям. Лили была измучена. И сны не прекращались. Они только стали еще ужаснее. И теперь Лили требовалось больше часа, чтобы вынудить себя спать, и более двух с половиной часов, чтобы заснуть. С каждым днем она становилась все более бледной, и все более измученной.

Ночь - Лили наконец заснула.

И новое лицо появилось в ее кошмаре.

Джеймс.

И на сей раз ВолдеМорт заставил ее выбирать между ним, ее друзьями, и ее семьей. И закончилось все тем, что она убила их всех. Выражение боли и того, что их предали, на лицах ранило ее так глубоко, что она даже не заметила, когда ВолдеМорт убил ее саму.

И с громким криком она проснулась.

- Лили! Лили! - она чувствовала, что кто-то потряс ее, что было лишним, она и так дрожала. Испуганно она огляделась и увидела встревоженные лица Кэтлин, Эмили и Анн. Она схватила край одеяла так крепко, что ее суставы побелели. Она плотно закрыла глаза.

- Лили? - Кэтлин коснулась руки. Лили вздрогнула.

- Что произошло? - спросила Анна.

Лили скривила губы.

Все трое обняли ее. Лили почувствовала себя в безопасности с их объятием, но ее мозг искал что бы такое сказать, чтобы они остались уверены, что кошмар был один раз.

- Спасибо, - пробормотала она. - Простите, мне просто приснился дурной сон, простите, что я разбудила вас.

Эмили удивленно смотрела на нее.
- Мы твои друзья, не переживай!

Лили кивнула.

- О чем был сон? - спросила Кэтлин.

Лили махала ее рукой.
- Я уже забыла.
Она выдавила небольшой смешок, и ее друзья казалось, вздохнули с облегчением.

- Все хорошо? - спросила Анна.

Лили снова кивнула.
- Прекрасно, просто у меня не было кошмаров уже два года, так что я испугалась.

Девушки кивнули.

- Ну, тогда я снова спать, девушки, - она попыталась казаться беспечной. - Доброй ночи!

- Доброй! - ответили они и вернулись в свои кровати.

- Ты уверена, что все в порядке? - спросила Кэтлин.

- Абсолютно, - Лилия закрыла полог.

- Желаю сна без кошмаров, - услышала она шепот Анны.

Если бы ситуация не была так ужасна, она бы, конечно, горько рассмеялась.

Но вместо того, чтобы заснуть, она только сидела на своей кровати. Она даже не пыталась заснуть. Она и не хотела. Лучше не спать всю ночь, чем пережить еще один кошмар. Она безучастно смотрела на красный полог кровати, пытаясь забыть все это, пока не наступило утро.

Она сидела на Трансфигурации, пытаясь сконцентрироваться на том, что говорила МакГонагалл. Но не получалось. Она медленно опустила голову на парту в самом конце занятия.

Она так устала.

- Лили! - Кэтлин толкунла ее локтем слишком поздно.

- Мисс ЭВАНС! - Лили подскочила. МакГонагалл возвышалась над ней, Эванс оглянулась - класс был пуст за исключением ее трех друзей и Мародеров.

- Как вы смеете спать на моем занятии? Это повлияет на ваши отметки!

Лили, боясь того, что может произойти, решила, что самое безопасное пока - слушать то, что она говорила.

МакГонагалл внезапно заметила присутствие других в комнате.
- ВОН! ВОН!

Лили никогда не видела ее настолько злой. МакГонагалл смотрела, как они быстро выбежали из класса.

- Ваши отметки падают, вы не проявляете интереса к занятию, вы спите! Что с вами, мисс Эванс? - Минерва не могла поверить в это. Одна из лучших студентов в Хогвартсе сдает.

Лили чувствовала себя злой и расстроенной. Это не была ее вина. Будто она хотела, чтобы у нее были кошмары все время?

- Я жду улучшения от вас.

Она спокойно вздохнула и кивнула преподавателю. Она вышла из класса взбешенная и ненавидящая все вокруг.

Она прошла мимо зеркало по пути на следующий урок и мельком увидела свое отражение. Она выглядела, как и чувствовала себя - измученной, усталой, бессильной, и испуганной. У нее были мешки под ее глазами, и она была очень бледна. Это, вероятно, и было причиной, по которой Джеймс каждый день спрашивал ее, все ли было в порядке. Конечно, она лгала каждый раз. А какой у нее был выбор?

- Лили.

Она почувствовала руку на своем плече. Она повернулась и столкнулась с Джеймсом.

- Привет, - беспечно, ей нужно было только выглядеть беспечно.

- Нам надо поговорить, - он выглядел настолько серьезным, что это напугало ее.

- Ой, История Магии уже началась, мы опоздаем!

- Это важнее, чем уроки! - он схватил ее за руку.

- Хорошо, - сказала она.

Джеймс вздохнул.
- Лили, я знаю, что спрашивал это много раз в последнее время, но: что-то не так?

Долю секунды она хотела сказать ему, но это было глупо, он подумает, что она - маленькая испуганная девочка.

- И я знаю, что отвечаю оно и то же, но: нет! - с нее было достаточно.

- Лили... - сказал он мягко, заглядывая ей в глаза, казалось, ища что-то. Она отвела взгляд.

- Все в порядке, Джеймс, - она не могла смотреть ему в глаза.

- Нет, не все, что-то не так, Лили! Ты выглядишь ужасно, будто ты не спала вообще, ты чуть не уснула на Трансфигурации, ты не делаешь домашние задания, ты-

- Ты кто, МакГонагалл? Прекрати читать мне лекции! - гнев поднялся в ней, готовый вырваться в любую минуту.

Джеймс выглядел обиженным.
- Я только -

- Ты только, что?

- Я хочу помочь тебе...

- Мне не в чем помогать! - бам, вырвалось.

- О, Лили, да ладно! - расстройство Джеймса перешло в гнев.

- Ладно, что? Все хорошо! - закричала она, теряя контроль.

- О, ДА НЕУЖЕЛИ?

- Да!

- Почему ты не дашь мне помочь тебе? - покраснел он.

- ПОЧЕМу ТЫ НЕ МОЖЕШЬ ПРИНЯТЬ ТОТ ФАКТ, ЧТО МНЕ НЕ НУЖНА ПОМОЩЬ? И ТЫ МНЕ НЕ НУЖЕН!

Секунду они молчали, понимая, что она только что сказала. Джеймс выглядел растоптанным. Потом он покраснел еще больше.

- ОТЛИЧНО! ЗАЧЕМ ТЫ МНЕ НУЖНА?

- ОТЛИЧНО!

- ОТЛИЧНО!

И они разошлись в разные стороны.

А Северус Снейп радостно наблюдал за ними из-за угла.

Глава 18.

Лили бежала всю дорогу до одной из самых высоких башен. Ее сердце безумно стучало, задыхаясь она упала на самой вершине башни в уголке. Она подтянула ноги к груди и охватила их руками.

"Гр!" Она застонала, подавленная. Она опустила голову на колени и почувствовала, как глаза наполнились слезами. Одна маленькая слезинка упала. И другая. И следующая за ней. И скоро слезы текли без остановки по лицу Лили. Она не пыталась вытереть лицо, не пыталась выдавить поддельную усмешку, не пыталась выглядеть счастливой... Никого здесь не было, и она собиралась вести себя, как хотела. Ей не нужно было притвориться, что все было прекрасно - это же не так. И она не должна была лгать никому - не было никого. Она оттолкнула Джеймса - и он ушел.

Она горько плакала.

Это, казалось, продлилось вечность. Но после этого она начала успокаиваться, и медленно прекращала плакать. Она подняла голову, продолжая обнимать себя, и ее красные глаза смотрели на горизонт. Солнце опускалось, и небеса были разрисованы блестящими оттенками красного, золотого и розового. Она выдохнула, закрыла глаза на секунду и открыла их. Она только собиралась продолжить притворяться. Если бы она хотела, чтобы все осталось, как есть, то она должна была притворяться.

Медленно она встала и выпрямилась, прислонившись к стене позади нее. Она вынула свою палочку и, пробормотала небольшое полезное заклинание, чтобы высушить ее глаза и убрать следы слез. Еще раз глубоко вздохнув, она вышла из башни и нацепила свою беспечную маску.

Джеймс бросил быстрое "до свидания" Мародерам и вышел из класса как можно быстрее. Они не пытались остановить его, они заметили, что его настроение изменилось от небольшого волнения к сердитости после Трансфигурации. Джеймс не знал, куда бы пойти, ноон шел. Он шел из замка, что-то бормоча себе под нос.

- Она мне все равно не нужна.... если она не желает моей помощи, она не заслуживает ее...... Всегда знал, что она была только сукой...

Но даже он знал, где-то в глубине души, что он врал сам себе. Он хотел ее. Он нуждался в ней. И от этого было еще больнее. Поскольку она не хотела его. Он не был ей нужен. Она дала это понять предельно ясно несколько часов назад.

Он упал на траву. Тяжело дыша он закрыл глаза, пытаясь отключится от всего. Забыть обо всем.

Но это было бесполезно. Ее лицо, испуганное и белое и радостное как обычно, кричало на него. И он кричал в ответ. И она ответила еще более громко и болезненно. И она...

Джеймс внезапно приободрился. Она не была ни на одном занятии после того, как они поссорились. Он не видел ее вообще после их ссоры. С ней что-то случилось?

Джеймс тихо ругнулся. Он знал, что что-то было не так с нею. Он знал это. Она не могла просто сказать ему, что с ней? Она должна была оттолкнуть его? Она не верила, что он мог помочь? Она не доверяла ему?

Будто пораженный ударом молнии он подпрыгнул и направился к башне Гриффиндора. Он должен был найти ее. Он должен был узнать то, что с ней не так. Он собирался вытянуть это из нее, каким угодно образом. Ему было все равно, хотела ли она его еще или нет. Он узнает.

И для того, чтобы узнать, он должен был знать, где она была. И для того, чтобы знать, где она, ему нужна была:

"Карта Мародеров." Джеймс удвоил скорость, его терзали сомнения, что что-то было не так. Он должен был найти ее. СЕЙЧАС.

Но когда он проходил мимо Большого Зала, где обед был подан час назад, и был, предположительно, пуст, жестокий голос заставил его остановиться.

- Она была такой кичливой Гриффиндорской всезнайкой, что я решил преподать ей небольшой урок, - холодный голос Северуса Снейпа, казалось, развлекал небольшую группу Слизеринов, которая все стояла при входе в пустынный Зал и радостно смеялась.

Джеймс быстро спрятался за доспехами, которые стояли недалеко от входа. Он напряг слух, чтобы не упустить ни слова из их беседы.

- Это было легко, как только я решил, как я собираюсь помучить ее и этого ее высокомерного дружка, - Снейп продолжал самодовольно болтать, а Джеймс сжал доспехи так крепко, что его костяшки побелели. - Я только сварил зелье, легко подлил в ее кубок за обедом и вуаля! Она страдает от самых страшных кошмаров с тех самых пор. Вы знаете, все умирают, она смотрит на их мучения и тд...

- Да... Помнится, "идеальная Эванс" выглядит довольно плохо в последнее время... - заметила одна девчонка со Слизерина.

- Точно. Она была действительно бледной... Она выглядела ужасно... "идеальная Эванс", черт возьми.

Они все злобно рассмеялись.

Глаза Джеймса в ужасе расширились. Внезапно он вспомнил, что он обвинял ее как раз перед тем, как она начала вопить на него. Да, точно: "Нет, не все, что-то не так, Лили! Ты выглядишь ужасно, будто ты не спала вообще, ты чуть не уснула на Трансфигурации, ты не делаешь домашние задания".

Кошмары преследовали ее. Именно поэтому она всегда была готова уснуть! Именно поэтому-

Но поток Джеймса мыслей был прерван, поскольку Снейп начал говорить снова.

- Но вы еще не услышали главную часть! Наш герой Поттер хотел узнать, что с ней не так, и, конечно, спросил. Она солгала, но он отстал. Зелье повлияло на нее, она стала очень капризной, а затем она обругала его, у них вышла великолепная ссора. Королевская пара рассталась, как это печально.

Слизеринцы радостно комментировали последнюю новость, но Джеймс не слушал. Весь гнев, который он чувствовал, готов был вырваться наружу. Его пульс резко ускорился, и он чувствовал, как кровь стучит в голове. Он перестал думать и достал свою палочку.

Секунду спустя он стоял около Снейпа. Еще секунду спустя его палочка уперлась в лоб Слизеринцу. Другие Слизеринцы отскочили назад. Он открыл рот -

- Джеймс! Нет! - Джеймс поднял глаза, перед ним стояла, нацелив палочку прямо на него -

- Лили? - спросил он слабо, и мир снова обрел формы. Он внезапно осознал ситуацию. Он видел ее глаза, неотрывно следящие за ним. Ее рука слегка дрожала, но она стояла твердо. Ее лицо было мертвенно белым, но ее глаза сверкали. Она выглядела злой и испуганной, но решительной одновременно.

- Это не стоит того, Джеймс. Он не стоит того. Опусти палочку.

Но Джеймс обернулся к Снейпу, глаза которого были полны страха.
- Ты услышала, что сделал тот грязный слязняк? - спросил он ее хрипло. Он всегда знал, что Снейп был жесток, но он никогда не думал, что тот пал бы так низко.

- Я слышала, - кивнула она спокойно. На секунду ее глаза остановились на Снейпе, и он мог видеть, сколько злобы и отвращения она к нему питала. Но когда она перевела взгляд на Джеймса, отвращения во взгляд не было, но ярость в ее глазах напугала Джеймса.

- Он заслуживает наказания, Лили, - он не собирался дать тому так легко уйти. Не после того, что он сделал. Снейп должен был заплатить.

- Джеймс, пожалуйста! - ее голос умолял. - Он действительно не стоит это. Он не стоит того, чтобы тебя исключили. Ты6 правда, собираешься вести себя с ним так, как он с нами? Ты, правда, хочешь опуститься до его уровня?

Снова Джеймс оторвал глаза от своего врага и посмотрел на Лили.

- Если ты не оставишь это, мне рийдется разоружить тебя, Джеймс, я не позволю тебе совершить глупость.

Глаза Джеймса скользнули по Снейпу, потом вниз к его палочке и затем назад к Лили.

- Expelliarmus! - но это не был голос Лили. Профессор Дамблдор стоял у входа без единого следа его обычной улыбки. Он поймал палочки Снейпа, Лили и Джеймса и посмотрел на всех крайне серьезно. - Будьте добры, все трое, пройти ко мне в кабинет.

Это не была просьба, и они сделали, что им сказали.

- ... 100 баллов со Слизерина за варку подобного зелья и использования его на студентке, что повлияло на ее жизнь, мистер Снейп. И 90 баллов с Гриффиндора за то, что вы почти угрожали жизни студента, мистер Поттер, - Дамблдор вздохнул и обвел комнату взглядом, задержавшись на трех студентах. - Я должен сказать, что я очень разочарован в вас обоих.

- Что касается Вас, Лили, - он смотрел на нее, она сидела вдалеке от двоих парней и выглядела больной. - Я хочу, чтобы Вы знали, что, если что-то беспокоит Вас, есть многие, кто был бы готов помочь. От ваших друзей до факультета в целом.

Лили кивнула, обняв себя за плечи в защитном жесте.

- Теперь, Северус, пожалуйста, идите в вашу спальню и принесите рецепт зелья, чтобы мадам Помфри смогла, наконец, избавить Лили от ее кошмаров.

Снейп кивнул и вышел из комнаты.

- Лили, я хочу, чтобы Вы спустились в Больничное Крыло, где мадам Помфри поможет вам, - Лили кивнула прошла к выходу.
- Спасибо, профессор, - прошептала она.

Он кивнул и обратился к единственному оставшемуся студенту:
- Джеймс, я хотел бы, чтобы вы проводили мисс Эванс до Больничного Крыла и помогли ей или мадам Помфри, если потребуется.
Джеймс посмотрел на Дамблдора и, пусть его лицо было все еще строгим, он мог поклясться, что старый директор школы слегка ему подмигнул. Он кивнул и покинул комнату, пытаясь догнать Лили. Когда он, наконец, сделал это, он сбавил шаг и шел рядом на небольшом расстоянии. Неловкая тишина повисла между ним.

Лили не знала, что сказать. Он шел прямо тут, около нее! Значило ли это... Так может, он действительно хотел... Нет! Она мысленно
дала себе подзатыльник. Дамблдор, должно быть, попросил, чтобы он проводил ее. Но может, он хотел проводить ее... Она не могла даже посмотреть на него. Слишком много всего крутилось в ее голове.

... Слышать,как Снейп хвастается тем, как он проклял ее ночи...... Смотреть, как Джеймс нацелил палочку на него и смотрит на того убийственным взглядом...... Попытаться помешать Джеймсу сделать глупость...... направленная на него палочка...... Дамблдор, разоружающий всех троих...... То, что он сказал им в его кабинете...... Что он сказал ей...

Но она прекратила думать, когда они подошли к Больничному Крылу. Она сглотнула и вошла. Она заметила медсестру на стуле в конце палаты, сжимающей пергамент в руке с ужасом в глазах. Она подняла голову, и ее глаза сочувственно остановились на Лили. Она быстро подошла к ней и провела ее к кровати.

- ... Глупое соперничество факультетов... Все будет хорошо, дорогая... - попыталась она заверить Лили, и та попыталась поверить. Джеймс стоял наполовину скрытый тенью и молчал. Именно в этот момент в палату вошел Снейп с пергаментом в руке и вручил это медсестре. Она серьезно на него посмотрела благодарила его кивком головы. Тогда она обратилась к Лили. - Теперь отдохните здесь пару минут, пока я приготовлю антидот. Что касается Вас, Поттер, Вы можете идти. Я не нуждаюсь в помощи, - Джеймс открыл рот, чтобы по-видимому что-то возразить, но закрыл его, кивнул и собрался уйти. Мадам Помфри кивнула и вышла в небольшую комнату, смежную с Больничным Крылом.

Лили смотрела на удаляющуюся фигуру Джеймса и глубоко вздохнула. Она должна была заставить его пообещать ей. Она должна. Это не имело никакого значения, возненавидит ли он ее или нет, она должна. Она должна была сказать что-то сейчас же, прежде чем он уйдет, и ей больше не представится шанс. Собрав всю ее волю и мужество в кулак, она открыла рот.

- Джеймс, - ее голос, хотя тихий и немного дрожащий, был ясно слышен в палате. Джеймс замер и медленно обернулся.

- Да? - он казался озадаченным.

- Мне нужно, чтобы ты пообещал мне кое-что, - сказала она твердо.

Он выглядел удивленным, но сделал несколько шагов вперед.
- Что?

Она глубоко вздохнула. Она должна была сказать это. Она должна. Она не собиралась рисковать этим - Мне нужно, чтобы ты пообещал мне, что ничего не сделаешь Снейпу.

- Почему? Чтобы Гриффиндор больше не терял баллы?" - спросил он горько, и она узнала этот тон, которым он разговаривал с ней, когда они были врагами. Они действительно вернулись к этому виду отношений?

Но она не сдалась.
- Нет, - сказала она спокойно и серьезно. - Потому что я не хочу чтобы тебе было больно из-за этой ненависти.

Целую минуту он не говорил ни слова. Она знала, что он не ожидал услышать такое от нее, и она боялась его ответа.

- Лили, - начал он трясущимся голосом, - из-за него ты пережила один из самых страшных моментов в твоей жизни! Он только...

- Он только мерзавец, который не имеет права жить, - вздохнула она. - Я знаю это, и желаю ему адских мук, - она прикоснулась рукой к его, заставляя его вздрогнуть, но руки он не убрал. - Но я не собираюсь позволю тебе совершить глупость из-за него. Ты знаешь, что он не сделает подобного больше, потому что Дамблдор сказал ему, но быть исключенным из-за жажды мести - глупо. Он хотел причинить нам боль из мести, и смотри, что он сделал. И если ты сделаешь то же самое, ты станешь не немного лучше его. Это не стоит того, Джеймс.

Он вздохнул.

- Пожалуйста, Джеймс, - прошептала она. - Обещай мне.

Снова где-то минуту он помолчал, а затем кивнул.
- Мне жаль, Лили. Мне, правда, жаль, но я не знал, что было с тобой не так..., и ты не хотела говорить мне... и я рассердился... А когда я услышал то, что этот маленький- сделал, я просто... взорвался. Мне жаль, я такой идиот.

Она слегка улыбнулась ему.

- И мне было больно, что ты не хотела говорить мне, и я понял только...

- Мне тоже жаль, Джеймс, - прервала она его. - Я не говорила тебе, потому что... Потому что я боялась, что ты будешь думать, что я - только маленькая девочка..., и я не хотела раздувать проблему из этого и... Я сожалею о том, что накричала на тебя..., и я соврала, ты нужен мне.

Последние 6 слов сами вырвались у нее. Но она не успела что-то сказать, как он обнял ее. Она обхватила его руками и почувствовала, как ее тело расслабилось. Он медленно качал ее.

- Я тоже соврал, Лили, - она подняла голову, и он многозначительно посмотрел на нее. Она положила руку на его затылок и притянула еще ближе. Тогда их губы встретились.

И это было лучшее из лекарств, которое ей могли дать.

@темы: ЛЭ/ДжП