FleurInna
Princesse de royaume inconnu
Название: One summer with you
Автор: Zazolys
Переводчик: Я, то бишь Kimberly Hart
Язык оригинала: французский
Источник: www.fanfiction.net/s/3009678/1/One_summer_with_...
Рейтинг: PG-13
Жанр: роман/юмор/дружба
Размер: макси
Саммари: Лили вынуждена провести лето с Дурслями. Она жутко расстроена и соглашается на помощь ее врага и одновременно соседа, Джеймса Поттера. Может, настало время заключить мир? Или даже больше... Кто знает?


Пролог

Мрачной безлунной ночью темноволосый молодой человек тихо шел по кладбищу, осторожно лавируя между могильными плитами. Ни единый звук не разрывал тяжелую молчаливость этого места, только шорох травы под ногами гостя. Но он пришел сюда со вполне определенной целью. Он уверенно шагал вперед, пока не остановился перед старым, покрытым старыми опавшими листьями и плющом, склепом. Человек сбросил с плеча рюкзак и достал оттуда свечи, ладан и еще несколько необходимых ему для ритуала вещей.
Он зажег белую свечу и ладан, пальцем нарисовал защитный магический круг. Однажды он уже делал это, так что ему даже не была нужна книга, это заклинание он знал наизусть.
Очертив круг, он нарисовал еще один круг поменьше, названный кругом ограничения. Он готовился творить черную магию, а для этого необходимо было применить все меры предосторожности.
Наконец, он сел в центр круга и зажег черную свечу и вторую палочку ладана, взял клочок пергамента, на котором написал имя избранного человека. Он провел листком над дымом и произнес заклинание:

"Джеймс Поттер,
Пришло время тебе заплатить
Время,
Когда ты почувствуешь мою силу.
Пришло время мне
Посеять ложь.
И пусть мои злые слова
Сделают свое дело.
Пусть твои друзья мне поверят
И тебя покинут.
Да будет так."


Он повторил заклинание трижды, капнув капельку своей крови на пергамент. Сконцентрировавшись на словах, он положил пергамент в конверт и закопал его.
Довольный тем, что в который раз нашел способ навредить своему извечному врагу, молодой человек поднялся, стер круги, собрал вещи и ушел, радостно насвистывая что-то себе под нос.


Глава 1.

26 июня 1976 года, графство Сюррей.

Спокойствие царило в маленьком доме, равно как и на всей улице. Солнце встало только час назад, осветив лужайку перед домом и проникнув своими лучами в комнаты, где все еще мирно спали в своих кроватях, когда раздался пронзительный крик.
- Мы опоздаем на самолет!!! - истеричный женский возглас, похоже, шел со второго этажа.
Лили Эванс вздрогнула и проснулась. Она бросила злобный взгляд в сторону, откуда раздался визг ее сестры. Да, этот ужасающий крик издавала ее очаровательная старшая сестрица Петуния. Лили заворчала и спрятала лицо в подушку, в попытке заглушить этот чудовищный шум.
Она уже неделю была на каникулах. В сентябре она возвращается в Хогвартс на седьмой курс Гриффиндора, и, честно признаться, ей уже не терпелось снова оказаться там. Такое случалось каждый раз, когда она возвращалась домой. Конечно, она была рада снова увидеть своих родителей, но с Петунией был совсем другой случай. Когда они были маленькими они хорошо общались, даже прекрасно! Но как только Лили узнала о своем даре к колдовству, Петуния сразу же назвала ее монстром. С первого курса в Хогвартсе у нее будто больше не было сестры.
Лили отогнала от себя мрачные мысли и свернулась калачиком в кровати, пытаясь снова уснуть, несмотря на непрекращающиеся крики Петунии.
"Да чего она вообще так кричит?" - Лили приподняла голову с подушки, в попытке разобрать хоть что-то в этом поросячьем визге.
Она смогла расслышать слова "самолет", "опоздать", "Вернон". Лили нахмурилась. О чем это она?
И тут она вспомнила. Отлет сегодня! Она уезжала на каникулы с семьей.
- О, нет, - воскликнула она, еще больше сжавшись в кровати.
Дверь в комнату тихо открылась.
- Лили, дорогая, вставай! Мы должны быть в аэропорту через полтора часа, - мягко сказала ее мать.
- Мама...
- Это не обсуждается, Лили Эванс! Ты едешь, и точка!
- Хорошо, хорошо, я встаю, - проворчала она.
Ценой неимоверных усилий, ей таки удалось выбраться из кровати. Она присела на краешек и зевнула. Лили провела рукой по растрепанным волосам и поднялась. Ей надо отойти подальше от кровати, иначе она рискует снова лечь и уснуть. Она взяла вещи, приготовленные с вечера, и направилась в ванную. В коридоре она столкнулась с Петунией. У той был просто жуткий шухер на голове и яростное выражение лица.
- Я знаю, что ты сделала это специально! - прошипела она ей, бросив на сестру злобный взгляд.
- Что? - презрительно спросила она.
- Перевести мои часы, чтобы мы опоздали!
Лили пару секунд выглядела озадаченной, а потом рассмеялась.
- Ты и правда становишься параноиком, моя дорогая. Если бы я и правда хотела этого, мы бы точно не попали на самолет, а не просто опоздали.
Не став дожидаться ответа сестры, Лили зашла в ванную и закрыла за собой дверь. Теплый душ пошел ей только на пользу, он расслабил уже напряженные мышцы, так что Лили простояла под нежными струями воды больше четверти часа. Выйдя из душа, она завернулась в большое полотенце и посмотрела на себя в зеркало. На нее смотрела рыжая девушка, не очень высокая, но и не маленькая, с обычной для ее возраста фигурой. Впрочем, ее сверкающие зеленые глаза и будто огненные длинные волосы придавали ей какую-то детскость в облике. Женщина-ребенок. В середине июля ей исполнится семнадцать лет, и она, наконец, станет совершеннолетней по магическим меркам. В мире магглов ей придется подождать еще год.
Лили вернулась в комнату, где ей предстояло еще закончить сборы, и взяла в руки палочку. Как раз в тот момент, когда она собиралась высушить волосы заклинанием, Петуния вошла в комнату. Она тут же замерла, увидев палочку в руке сестры.
- Что ты делаешь? - завизжала она.
Лили же спокойно шепнула заклинание. Откинув за спину уже сухие и слегка волнистые волосы, младшая Эванс ответила, даже не смотря на сестру:
- Заканчиваю приготовления.
Она подошла к кровати, Петуния же отступила на шаг.
- Не подходи ко мне с этим, - закричала она.
- Спокойно, Петуния! Мне есть чем заняться, кроме как превращать тебя в старую сморщенную, словно гнилое яблоко, гарпию. Кстати, в этом даже нет необходимости.
Сказав это, Лили заклинанием сделала свой чемодан легким и вышла из комнаты с улыбкой на лице.
- Я тебя ненавижу, - закричала Петуния ей вслед.
- Ах, ты разбила мне сердце, - рассмеялась та.
Полчаса спустя Петуния, наконец, была готова. Лили с матерью ждали ее в гостиной, пока отец искал такси. Петуния хотела уже в сотый раз проверить все ли она взяла, но ее мать Катрин Эванс тяжело вздохнула и потянула ее к выходу.
Лили из окна такси наблюдала, как ее дом исчезает из виду. Она ненавидела свою сестру. Из-за нее Лили придется провести два месяца на лыжном курорте с женихом Петунии Верноном и его семьей. Лили никогда их не встречала, но зная их сына, можно ожидать лишь худшего от родителей. Она ненавидела Вернона, а он отвечал ей тем же. Он был невысоким, злобным и невероятно толстым. Дурсль всегда смотрел на Лили с таким отвращением, что всякий раз она с трудом сдерживала желание выхватить палочку и стереть с его лица это выражение.
Когда Эванс узнала, что их пригласили на два месяца в шале Дурслей во Франции, Лили старалась найти причину не ехать: домашние задания, куча других вещей, но нет. Ее родители настояли на том, чтобы она поехала, и она не имела права голоса в этом вопросе.
Наконец, они приехали в аэропорт. Лили уже не могла терпеть постоянные восклицания Петунии, на которые она не скупилась всю дорогу.
- Надеюсь мы не пропустим самолет!
- Я жду не дождусь!
- О, мама, если бы ты знала, как я рада!
- Вернон такой милый со мной!
- А его родители - просто ангелы! Надеюсь, я им понравлюсь!
"Как это возможно", - подумала Лили, все отчетливее ощущая подступающую головную боль.
Так что Лили первой вылетела из такси и поспешила сквозь толпу, наполнявшую аэропорт. Семь чемоданов Петунии спустя, Лили, наконец, сидела в самолете. Хоть она практически умоляла родителей посадить ее как можно дальше от Петунии, но они решили сидеть все вместе: Петуния с матерью, а за ними Лили с отцом.
Следующие два часа Лили провела в напрасных попытках спрятать свой страх перед самолетами и свое раздражение по поводу бесконечной болтовни сестры. Она сжала руки в кулаки, неспособная больше терпеть это, когда отец легко поцеловал ее в висок.
- Тихо, моя маленькая Лили, нужно продержаться еще десять минут, - тихо сказал он. - Ты знаешь, что я тоже не в восторге от этого путешествия. Не смею даже представить, как все это будет.
Лили лишь вздохнула.
Они продолжили шутить до конца полета, когда Лили сильно сжала руку своего отца. Она и правда жутко боялась самолетов!
Они направились за чемоданами, где потратили больше получаса на поиски одного из чемоданов Петунии. Та вдруг испустила радостный вопль, от которого Лили поморщилась.
"Ну вот, кошмар начинается", - подумала она.
Лили обернулась и нацепила на лицо одну из самых неестественных улыбок. Вернон Дурсль шел прямо к ним. Хоть казалось, что это невозможно, но он еще больше потолстел, и от этого создавалось впечатление, что у него не было шеи в принципе. Вернон поцеловал Петунии руку, что она даже порозовела от удовольствия. Лили же с трудом сдержала гримасу отвращения, она содрогалась от одной мысли этих рук на ее. Ужас!
- Ты помнишь моих родителей, Вернон, дорогой, - сказала Петуния, как она думала вполне торжественным голосом.
- Да, разумеется! Миссис Эванс, рад вас видеть. Здравствуйте, мистер Эванс, - поприветствовал он их.
- Да, здравствуй, Вернон, - ответил отец, пожимая тому руку.
- И моя сестра Лили, - мрачно закончила Петуния, на что Вернон ответил кивком головы. - Идем, Вернон, дорогой?
- Да, моя дорогая, - улыбнулся он.
По мнению Лили, улыбка придавала его лицу странное выражение и форму. И потом, разве можно назвать это улыбкой? Она сильно в этом сомневалась. Это больше походило на отвратительную гримасу.
Лили вздохнула и прошла вслед за своими родителями к выходу из аэропорта, все еще держа свой чемодан в руке. Вернон открыл Петунии дверь его машины и помог ей сесть, а сам прошел за руль. Лили с матерью сели рядом с Петунией на заднем сидении, а отец сел впереди. Лили смотрела на заснеженный пейзаж, который быстро мелькал за окном машины. Сама мысль о том, что ей предстоит провести два месяца в семье Дурслей, навевала на нее депрессию. Трудно придумать более веселые каникулы!
Вернон ехал быстро, слишком быстро. Лили уцепилась за ручку двери, молясь, чтобы она смогла выбраться из машины целой и невредимой.
Двадцать минут спустя машина остановилась перед шале. Дом был большим, но не огромным, в английском стиле, из кирпича, не как обычные шале, которые всегда деревянные. Как соседний дом, например. Лили он показался очень красивым, в нем был определенный шарм. Он выглядел деревенским и старинным, но с элементом модерна. Одно слово - великолепно! Он правда напоминал французское шале, особенно если сравнивать его с тем, где Лили придется "жить".
- Вернон, дорогой, ты вернулся! - раздался писклявый женский голос.
"Идеальный дуэт с Петунией", - Лили повернулась к источнику крика. Маленькая и пухлая женщина, невероятно похожая на Вернона, как раз обняла его. Хотя, это скорее он был на нее похож. Потом появился его отец и хлопнул того по спине. Лили показалось, что у нее галлюцинации. Их двое! Два Вернона!
Затем последовали приветствия. Лили подавила гримасу боли, у нее еще больше разболелась голова от писклявого голоса матери Вернона. Пегги Дурсль! Конечно, зная Вернона, Лили придется назвать ее миссис Дурсль. Никакой фамильярности!
Лили с трудом достала чемодан из багажника и последней вошла в дом.
- Добро пожаловать в нашу вторую скромную резиденцию! - пафосно заявил Эдуард, отец Вернона.
"Скромную, но отвратительную. Нечем тут хвастаться!" - подумала Лили, оглядываясь по сторонам. Обстановка была слишком громоздкой и довольно уродливой. Плюс, детские фотографии Вернона повсюду!
"Отвратительно! - Лили наклонилась к фотографии, где Вернону было около года. - И это я еще монстр!"
- Мы переоборудовали чердак, чтобы сделать из него еще одну жилую комнату, - заметила вдруг миссис Дурсль, поднимаясь по лестнице.
Петуния расплылась в улыбке, крайне довольная мыслью о том, что Лили будет спать на чердаке. Теперь она сможет отомстить, здесь с ней будут обращаться как с королевой, а с Лили - как с отбросами общества.
- Но...
- Все в порядке, мама - остановила ее Лили. - Я уверена, что это прекрасная комната, - с трудом соврала она.
"Не надо их беспокоить с первого же дня", - напомнила себе Лили, поднимаясь вслед за миссис Дурсль на чердак. Открыв дверь, она быстро оглядела комнату.
Одновременно за ее спиной миссис Дурсль захлопнула дверь и поспешила вниз.
"Поправка! Не два, а три Вернона!" - пробормотала Эванс.

Место и правда было крайне непривлекательным. Толстый слой пыли лежал на полу, мебели и даже оконных стеклах. Лили устало поставила чемодан на пол и достала из него волшебную палочку.
Один взмах - и комната приобрела более пригодный для жилья вид. Пол стал более чистым, и теперь было хоть что-то видно в окнах.
Достав из чемодана простыни, она хотела застелить кровать, но только она прикоснулась к матрасу, как рейки кровати провалились.
"Великолепно!"
Заклинанием Лили убрала матрас в сторону и поправила решетку кровати, после чего вернула матрас на место вместе с простынями и одеялом.
Оглядев результат своей работы, младшая Эванс достала из чемодана учебник по Трансфигурации и легла с ним на кровать, надеясь провести вот так все два месяца ее великолепных каникул.
Но она не учла один маленький аспект. Ее мать постучалась в дверь, Лили открыла ее, даже не вставая с кровати, простым движением палочки.
- Ты хорошо устроилась, дорогая?
- Да, мама.
Лили несколько минут просто разглядывала свою мать. Она тоже была рыжей с зелеными глазами, и считалась красивой женщиной. Лили нравилось думать, что она на нее похожа. Ее отец, Джон, был шатеном с карими глазами, в то время как Петуния была голубоглазой блондинкой.
"Может, ее удочерили? Это бы многое объяснило".
- Ты идешь завтракать, дорогая? - предложила с улыбкой Катрин.
- Иду, - вздохнула Лили.

оОо

Разговор за столом крутился вокруг предстоящей свадьбы Петунии с Верноном.
Спустя два часа обсуждений цвета салфеток и букетов Лили была готова уснуть прямо в тарелке. Бросив взгляд на своего отца, Эванс поняла, что она не одна такая, и с трудом сдержала смешок.
- Видите ли, я строго придерживаюсь традиций, поэтому я считаю, что Петуния должна выходить замуж в белом. Никаких других цветов, просто белый - символ чистоты и непорочности, - вещала миссис Дурсль.
Лили же с трудом сдержала рвотный позыв. Представить себе Вернона и Петунию, занимающихся... Какой ужас!
- А что насчет места, Вернон, дорогой? - всполошилась Петуния.
- Я договорился о встрече с одним священником в церкви в моем родном городе. Вот увидишь, там очень красиво. К тому же там достаточно места, чтобы вместить всех гостей.
- А для приема можно использовать наш скромный сад? - предложила миссис Дурсль. - Я имею ввиду сад в нашей основной резиденции, конечно.
- Это будет великолепно, - обрадовалась Петуния. - Мне уже не терпится.
- Мне тоже, моя сахарная уточка, - прошептал Вернон.
Лили в очередной раз сдержала гримасу отвращения. Потом ей пришлось закашляться, чтобы скрыть смех, вызванный ласковым прозвищем сестры. "Сахарная уточка! Это так... смешно!"

Внезапно громкий взрыв раздался из сада Дурслей.
Тут же все вскочили на ноги, а мистер Дурсль открыл окно. Миссис Дурсль вскрикнула, видя, как синяя жидкость вытекала на снег из своего рода кастрюли. Все вышли на улицу, и Петуния бросила яростный взгляд на Лили. Она знала, что это, не кастрюля, а котел. Он был очень похож на котел Лили.
Вдруг появился из-за кустов мужчина, он был очень высоким и широким в плечах. Лили присмотрелась к нему. Круглые очки, черные торчащие волосы, он странно походил на Джеймса Поттера. Нет! Она, должно быть, спит!
- Мне так жаль, дорогие соседи! Мой сын и его друзья развлекались, и вот... эм... Не беспокойтесь, я все тут уберу! - сказал он со смущенной улыбкой. - Через несколько минут здесь уже ничего не будет.
- Кто... Кто... Кто вы? - пробормотала миссис Дурсль.
- Ах, простите! Какая бестактность с моей стороны! Меня зовут Чарльз По...
Он не смог закончить фразу, так как яростный крик из-за изгороди, разделяющей два шале, заставил всех вздрогнуть. Они увидели невысокую голубоглазую женщину с темными волосами, которая тащила за уши двух парней. Они причитали, что им больно, но ей было все равно. С яростным выражением лица она подошла ближе.
- Здравствуйте, дорогие соседи, - обратилась она к Дурслям. - Мой сын и его друг хотят вам кое-что сказать.
- Но, мама, - взвыл один из молодых людей.
Она приподняла его голову, потянув за ухо:
- Джеймс Поттер, немедленно извинись! Как и ты, Сириус Блэк!
Из горла Лили вырвался сдавленный крик, когда она узнала своего врага из Хогвартса - Джеймса Поттера и его лучшего друга Сириуса Блэка.
Держа их за уши, женщина-таки сумела заставить их извиниться. В обычное время Лили бы посмеялась, но сейчас было не до того. Женщина отпустила уши парней, и те упали на снег.
- Я очень сожалею по поводу ущерба, нанесенного вашему саду, - сказала мать Джеймса.
Дурсли, пребывающие все еще в шоке, не ответили. Лили была не лучше. Будто провести каникулы с Дурслями и Петунией было недостаточно тяжело, так теперь ей придется терпеть Поттера и его компанию! Джеймс и Сириус с трудом поднялись, потирая уши, и вытаращили глаза, увидев Лили.
- Эванс? - удивленно воскликнул Сириус.
Отец Лили вышел из ступора и подскочил. Он обернулся к Лили, а потом снова к парням.
- Вы... Вы знакомы? - спросила миссис Дурсль, запинаясь от злости.
- Мы тоже учимся в Хог...
- Мы учимся в одной школе, - поспешно ответила Лили, оборвав Сириуса.
Ей было достатоно проблем и так, не к чему им знать, что она ведьма.
В этот момент появился Ремус в компании темноволосой девушки.
- Лили! - удивился Люпин. - Что ты здесь делаешь?
- Я тут на каникулах, - пробормотала она.
Она видела, что Джеймс таращился на нее широко открытыми глазами. Потом он улыбнулся. Понятно. Ей придется провести каникулы с мистером Посмотрите-На-Меня-Какой-Я-Неотразимый! Ее врагом вот уже три года!
Мерлин, только не это!

@темы: One summer with you, ЛЭ/ДжП