Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:18 

Больше чем друзья (конец фика)

FleurInna
Princesse de royaume inconnu
Глава 24. Да здравствуют каникулы!


Я удобно устроилась в моем купе, ожидая, пока поезд отправится. Мне не терпелось покинуть Лондон, снова вернуться Хогвартс, особенно из-за Мародеров. Кто же знал, что я так сильно буду по ним скучать! По их шуткам, их улыбкам и нашим разговорам...

Нет, не то чтобы провести две недели с моей семьей было мучением, но я настолько привыкла говорить с парнями, а отсутствие сов меня лишило даже этого. Я не знала, что они делали, скучали ли по мне... Мне не на что было отвлечься, я полностью погрузилась в жизнь магглов. А этого со мной не случалось уже давно. С первого курса, если быть точной!

Когда я приехала в Лондон, только моя сестра ждала меня на вокзале, как это обычно и бывало, но я видела, что что-то ее беспокоило. Она ничего мне не сказала, под предлогом того, что устала. Но я достаточно хорошо ее знала, чтобы понять, что это неправда. Но я также прекрасно знала, что она ни за что не признается, в чем проблема, так что я решила подождать, пока она сама мне все не расскажет.

По приезду домой, нас встретили громкие крики моей матери и еще одной женщины. Моя сестра слегка улыбнулась, когда вошла в дверь. Кто же мог так орать? И почему? Я направилась в сторону, откуда раздавались крики, а Петуния за мной, что-то бормоча себе под нос.

На кухне передо мной открылся очень забавный вид. Женщина, которая кричала настолько громко, что у меня вполне могли лопнуть барабанные перепонки, спряталась под кухонным столом, который был довольно скудно сервирован. Там был только чай, две чашки были пустыми, и похоже ждали нас, поскольку ничто не указывало на то, что мой отец был дома.

Наконец, я заметила мою мать, которая с метлой наперевес пыталась прогнать сову. Сову, у которой в лапке был клочок бумаги, который при ближайшем рассмотрении оказался пергаментом. Я улыбнулась. Конечно, парни, а Джеймс в особенности, не смогли подождать и не отправить мне пару слов. Я приблизилась к птице и незаметно забрала у нее бумагу, бросив взгляд на мою мать.

Сова улетела, напоследок махнув крылом, а я побыстрее засунула свою почту в сумочку. Я не могла читать письмо перед этой магглой, которая ничего не знает о мире волшебников. Если она подняла такой крик только из-за птицы, что бы она сделала, если бы я сказала, что практикую магию?

- Луиза! Позвольте вам представить мою младшую дочь, Лили. Это Луиза Дурсль, жена друга твоего отца...
- Очень приятно, миссис Дурсль.

Я подождала, пока она попросит называть ее Луизой, но ее единственным мне ответом был тяжелый взгляд. Она осмотрела мое лицо, задержавшись на моих веснушках, а потом перевела взгляд на мое тело. Создалось ощущение, что я на своего рода экзамене, так что мне захотелось сбежать.

- Я поднимусь в комнату, чтобы сложить вещи, и снова спущусь к ужину, если вы не против.
- Нет, иди конечно, Лили.

Я поднялась в комнату, в сопровождении Петунии, которая, положив мои вещи на пол, тут же вышла и закрылась в своей комнате. Так, это что-то странное! Я села на кровать, вынимая пергамент из кармана, когда моя мать вошла без стука.

- Лили, скажи своим друзьям, чтобы не писали тебе на каникулах. Луиза ужасно боится птиц.
- Но, мама, как же мне получать от них новости?
- Ты их узнаешь через две недели! Не спорь. Не желаю видеть ни единой совы в моем доме!

Она ушла, тем самым показывая, что разговор закончен. Я не получу ни единой весточки в течение двух недель.... А я уже так скучала по Джеймсу... Как я справлюсь? Я откинулась на кровать, сжимая в руке письмо, которое я все еще не прочитала. Не заметив как, я задремала, но Петуния разбудила меня через пару часов. Она была одета в одно из самых ее красивых платьев и сказала мне сделать тоже самое.

Когда я спустилась в гостиную, я была удивлена, увидев моего отца, который разговаривал с двумя мужчинами, одетыми в элегантные костюмы. С каких пор мы одеваем смокинги и вечерние платья на ужин? Я села за стол, под оценивающим взглядом молодого человека. Он представился Верноном Дурслем, и мы провели вечер, разговаривая.

Когда я поднялась наверх, я заметила на столе письмо, которое я до сих пор не открыла, и поспешила узнать, что же в нем было.

Малышка,
Надеюсь, что твое путешествие прошло спокойно, и ни один слизеринец тебя не тронул. Если что, скажи, я разберусь с ним по возвращению, слово Сириуса Блэка.
Я уже начал отвлекать и развлекать Джеймса, потому что уже через пятнадцать минут, он начал чахнуть. Становиться все хуже и хуже!
Целую (в щечку, потому что есть тут один, кто меня поколотит)
Бродяга

Малышка,
Я подтверждаю все, что сказал Сириус.
Целую, Лунатик.

Моя Лили,
я даже не буду пытаться отрицать. Признаюсь - мне тебя уже не хватает.
Целую, Джеймс.

И сразу же улыбка расцвела у меня на губах, а щеки залила краска. Я была так счастлива, что не я одна чувствовала пустоту, когда он был далеко от меня. Я вздохнула. А теперь прийдется попросить их не посылать мне сов...

Я переоделась, думая о том, как бы сказать это так, чтобы не ранить их чувства, но и не поощрить их на нарушение этого запрета. Моя мать была, конечно, спокойной и мягкой женщиной, только если ей не перечить...

Сев за стол, я поняла, что не могу собрать мысли в кучу и выдать что-то более менее приемлемое, так что я решила отложить это на завтра. От этого проще не будет, но я хотя бы буду не такой сонной, как сейчас. Так что я написала письмо перед тем, как спуститься на завтрак.

Привет, парни,
Как я вам уже говорила, у моих родителей в гостях будут друзья все мои каникулы, но я не знала, что они будут тут с самого моего приезда. Петуния не сказала мне ни слова за все это время, и в первый раз в жизни мне пришлось одеть вечернее платье на ужин в собственном доме!

Кстати, ваша сова до смерти напугала женщину, которая даже спряталась под столом! Моя мать попросила меня, чтобы совы ко мне больше не прилетали. Так что, пожалуйста... Я буду вам отправлять письма столько, сколько возможно, но при условии, что вы не пошлете мне ни одного.

Целую, Малышка.

П.С. Я тоже по тебе скучаю.

Как можно быть такой глупой! Краснеть перед листком бумажки!!! И из-за простого постскриптума!

Удивительно, но они послушались. Я прекрасно себе представляла выражения их лиц, когда они читали мое письмо, но я ничего не могла поделать, и они прекрасно знали, что я не из тех, кто пойдет против воли родителей. Они сдержали свое обещание, а я свое. Я рассказывала им о том, как я проводила время с Дурслями.

Пети все еще мало разговаривала и все время косо на меня поглядывала. У меня создалось ощущение, что она знает что-то, чего я сама не знаю, или... Что что-то замышляется за моей спиной.

Я много времени проводила с Верноном, который оказался милым молодым человеком, и с ним было приятно вести беседу. Однажды, после того, как мы долго проспорили по поводу фильма, который я видела летом, он отвел меня в кино на фильм, который, как он считал, мне должен понравится.

Я была удивлена, что фильм на самом деле мне понравился. Мы тихо вошли домой, все еще разговаривая о том о сем.

И все таки, в сердце что-то кольнуло, потому что я подумала, что с большим удовольствием провела это время с Джеймсом, разговаривая, держа его за руку... В комнате я рассказала ему о моем дне, перед тем, как уснуть.

Я взяла себе за привычку думать о нем, перед тем, как уснуть.
Я пыталась представить, что они делали в это время, игнорируя эти иголки, которые вонзались сердце. Мэрилин тоже осталась в замке, и хотя я полностью доверяла Джеймсу, я не доверяла ей...

В конце этих двух недель, часть меня, отвечающая за паранойю, изобрела сотни сценариев все более и более безумных, и мне уже не терпелось снова их увидеть. Чтобы убедиться, что я сама все это напридумывала, что в реальности все не так. В субботу вечером перед моим отъездом Луиза Дурсль даже заметила:

- Так рваться уехать от своих родителей, - сказала она, сжав губы, - это проявление неуважения.

Я же посмотрела в сторону родителей, но они уткнулись взглядом в свои тарелки, так что я не смогла увидеть, что же они думают.
Почему они не встали на мою защиту? Они прекрасно знали, что Хогвартс как второй дом для меня, и я не отрицала, что мне хорошо там.
Они также прекрасно знали, что я не получала писем от друзей ради них же, и что мне это было неудобно, и пусть они даже не знали, что у меня есть парень, но они знали, как важны для меня мародеры. В прошлые летние каникулы я достаточно много рассказывала о них, чтобы стало понятно, что мы четверо очень близки.

Я смотрела в окно Хогвартс-экспресса. Мы скоро приедем. Я уже одела мантию и убрала книгу в сумку. Я наконец-то снова их увижу, ЕГО увижу. Мне прийдется быть сильной, чтобы сразу не броситься к нему в объятия... В животе что-то сжалось, когда я вспомнила о разговоре с моим отцом накануне, после ужина... Должна ли я поговорить об этом с Джеймсом или лучше подождать?

Глава 25. Снова вас увидеть


На вокзале в Хогсмиде я занервничала еще больше. А если он передумал? А если он встретил другую девушку? Может даже Мэрилин? Я тряхнула головой, пытаясь выкинуть из головы эту мысль. Мне нужно улыбаться, иначе он подумает, что я не рада его видеть. Я нервничала, будто приехала в Хогвартс впервые.

Я прошла к каретам, и вскоре они отправились к замку. Я не могла думать ни о чем другом, кроме как о Джеймсе, который ждет меня, о Джеймсе, по которому я так скучала... Надо сказать, что по двум другим я тоже скучала, но не так... О нет, совсем не так.

Когда я входила в Большой Зал, казалось, мой желудок завязался в узел. А если я найду его, обнимающего Мэрилин? Или другую девушку? А если... А если он будет сидеть за столом Гриффиндора, улыбаясь во все 32 зуба? Он еще красивее, чем я его помнила. Я подошла к ним троим и села на место, которое они мне заняли.

- А, Малышка! Мы ждали тебя, чтобы поесть! - воскликнул Сириус.
- Как прошла твоя поездка? - спросил Ремус.
- Хорошо, спасибо.

Я не отрывала глаз от Джеймса, который смотрел на меня так, что мои щеки залились краской. Я поняла, что прикусываю нижнюю губу, когда он облизнул свои губы. Как он таким простым жестом мог свети меня с ума настолько, что я готова была прыгнуть через стол, чтобы поцеловать его.

Во время ужина они рассказывали мне обо всем, что я пропустила, особенно меня заинтересовала та часть, где Мэрилин полностью отстала от Джеймса. Мое сердечко радостно билось в груди. Я почувствовала такое облегчение, что она бросила свои жалкие попытки соблазнить Джеймса, так что я даже облегченно вздохнула.

Вечер продолжился в моих комнатах, где я рассказала им о моих каникулах вдали от Хогвартса, вдали от них. Я настояла на том факте, что мне их жутко не хватало. Они смеялись над карикатурами на пару Дурслей, которые я обрисовала, и кажется, не были довольны, когда я рассказывала им о Верноне. По правде сказать, я неплохо провела с ним время, и это хорошо, иначе мои каникулы были бы катастрофой!

За час до отбоя Сириус и Ремус поднялись, с понимающими улыбками пожелали мне спокойной ночи и ушли в Гриффиндорскую башню. Я повернулась к последнему оставшемуся и почувствовала, как он притянул меня к себе и поцеловал. Как же я по нему скучала!!! Мои руки затерялись в его волосах, пока его гладили мою спину... Я наконец-то вернулась!

Меньше чем через час я наблюдала за Джеймсом, который одевался, чтобы вернуться в свою спальню. Он не хотел остаться со мной, под предлогом того, что мне надо было поспать... А я так хотела, чтобы остался со мной.

- Джеймс, останься, пожалуйста.
- Лили, ты уже и так устала после твоей поездки...
- И что? - сказала я, выпрямляясь. - Мне лучше спиться в твоих объятиях.

Я видела, что он сомневается. Что-то не так. Горло сжалось, и все дурные предчувствия вернулись.

- Джеймс, скажи мне, в чем дело?

Он присел на краешек кровати, повернувшись ко мне спиной. Я пододвинулась к нему, и начала гладить его спину поверх рубашки.

- Я не хочу, чтобы ты думала, что я с тобой только из-за секса. Сегодня утром, я пообещал себе, что проведу вечер с тобой просто разговаривая, но...
- Но?
- Но как только я тебя увидел, во мне проснулось желание...

Но я была этим только довольна... Нет, я не видела причин, по которым я должна плохо это воспринять. Я повернула его голову к себе и поцеловала.

- Ложись обратно, мы поговорим завтра.

Я уснула, прижавшись к нему. Ночью я проснулась и наблюдала за неярким светом луны. Я была так счастлива, так откуда же эта боль в сердце? Мне вспомнился мой последний разговор с отцом. Вот она, причина моего несчастья... Стоит ли мне поговорить с Джеймсом? Нет, я подожду. Я не хотела давать ему причину меня оставить. Хотя бы не сразу...

Когда утром я проснулась, это было так удивительно чувствовать его рядом со мной. Он потянулся и повернулся ко мне, даря свою самую очаровательную улыбку. Мое сердце замерло, и я поцеловала его, прежде чем подняться, чтобы пойти в душ. Я встала под теплые струи воды, наслаждаясь их нежностью, когда почувствовала, что Джеймс присоединился ко мне...

Нам удалось не зайти слишком далеко, и через несколько минут я наблюдала, как он обернул полотенце вокруг бедер, что впрочем не мешало мне его рассматривать. Какой же он красивый... И мое тело незамедлительно реагировало на один его вид.... Я высушила волосы и завернулась в большое полотенце. Я посмотрела на себя в зеркало, любуясь этой улыбкой, которую я не могла стереть с лица... Джеймс и правда оказывал на меня сильное действие!

Я услышала, как он разговаривает в комнате, но я вошла, не обратив на это внимания. Оказалось, что Сириус стоял в двери, которая вела гостиную, и разговаривал с Джеймсом, который одевался. Он уже одел штаны и взял в руки рубашку, когда Сириус замолчал, уставившись на меня, на меня и мое полотенце.

- Уау, Малышка! Теперь я понимаю, почему Джеймс не вернулся этой ночью!

Тот поднял голову и повернулся ко мне с недовольным видом.

- Сир, убирайся! И не заставляй меня повторять! И если посмеешь представить себе эту сцену еще хоть раз, я набью из тебя собачье чучело!

Мы снова остались одни. Я посмотрела на него... А точнее на его торс, почти не скрытый незастегнутой рубашкой. Теперь уже известное тепло скопилось внизу моего живота, когда он заговорил.

- Тебе бы стоило быть внимательнее и выбирать более приличное одеяние.
- Я думала, что мы только вдвоем...
- Он принес мне вещи на сегодня.

Я видела в его взгляде, что его беспокоило, что Сириус увидел меня в таком виде, но все таки, он же ничего не увидел! Ну хорошо, на мне было только полотенце, но никакая интимная часть моего тела не была видна. Я прижалась к Джеймсу, обвив его шею руками. Я не хотела идти на занятия, не хотела снова работать с утра до ночи и не иметь возможности его поцеловать... Необходимость держать наши отношения в тайне меня беспокоила и давила на меня.

К несчастью, после последнего страстного поцелуя нам пришлось расстаться, чтобы отправится на завтрак и вернуться к нашему ритму обучения. Что мы и сделали, почти его не изменив, почти. На самом деле Джеймс часто спал со мной в течение недели. Нам было так трудно расставаться, пусть даже на ночь, и постепенно его вещи перемешались с моими в моей комнате.

Однажды утром я радовалась этом шагу вперед с нашей стороны. И надо сказать, что слухи в Хогвартсе распространяются очень быстро.

Этим утром Джеймс ушел в Гриффиндорскую башню до того, как все проснулись, чтобы создать видимость, что он, как обычно, спал в своей спальне. Он пришел с остальными Мародерами в Большой Зал немногим позже меня. Достаточно поздно, чтобы услышать, как шестикурсница хвасталась той ночью, которую она якобы провела с Джеймсом.

Я прекрасно знала, что это неправда, но мое сердце все равно сжалось от ревности. Почему? Может, потому, что она могла об этом говорить, а я должна была молчать. Я была так счастлива, и одновременно так несчастна... Я проживала самые долгие отношения с самым прекрасным парнем, но я не могла ни с кем об этом говорить...

Весь день я не могла перестать думать об этом. Я хотела поставить всех в известность. Я хотела, чтобы девушки знали, что он больше не свободен. Что ни к чему мечтать, что я не собиралась его оставлять или отпускать... И все таки, этим же вечером, я отбросила мысль поговорить об этом с Джеймсом.

А дело в том, что эта девушка, которая хвасталась с утра, была жестоко избита вечером. Никто не был обвинен в этом, и виновный или виновные не были найдены, но было очевидно, что это были фанатки Мародеров... Они даже не потрудились проверить, правда ли это...

Мое настроение испортилось из-за этого происшествия и я видела, как хмурится Джеймс, глядя на меня. Следующие дни были такими же и в пятницу он наконец, спросил меня, что же произошло.

Парни ушли в башню, оставляя нас вдвоем, сидящими на диване. Мы целовались все более страстно, наши руки терялись под одеждой друг друга, и он уже почти уложил мня на диван, когда он приподнялся на локтях, отрываясь от меня.

- Малышка, скажи мне, в чем дело?

Возможно ли говорить других девушках, когда ты близок к тому, чтобы воспламениться? Я была неспособна. Я не могла говорить об этом сейчас. А если честно, я не была уверена, что захочу... Я снова поцеловала его, надеясь, что тема будет закрыта...

- Почему ты не хочешь поговорить со мной об этом?

Похоже для него тема не была закрыта... Я воспользовалась его положением, чтобы расстегнуть его рубашку, и пробежала пальцами по его спине. Я поцеловала его в шею, прогоняя мысли, которые пытались полностью захватить мой рассудок.

- Лили, - простонал он. - Скажи, я сделал что-то не так?

Он должно быть понял, что ничего из меня не вытянет, если останется так близко ко мне. Он отодвинулся, поднялся и посмотрел на меня с высоты своего роста. Я лежала, юбка была приподнята, почти открывая мое белье, блузка выбилась из под пояса... Я увидела в его глазах желание, но еще и решимость. Мне нужно было заговорить.

- Ты скучаешь по этому Вернону?

Что? Я снова села, пытаясь понять, почему он заговорил о нем... Я не могла произнести ни слова, другие воспоминания наплыли на меня, и я уткнулась лицом в ладони. И почему судьба этой шестикурсницы так меня тронула?!

Когда я подняла голову, я увидела, что Джеймс одевался, а его взгляд был жестким. Мерлин, как же мне хочется заплакать...

Когда решишь со мной поговорить, ты знаешь, где меня найти! - были его последние слова.


Глава 26. Новая подруга.


Он ушел. Он ушел без единого взгляда в мою сторону. Без единого поцелуя. Не дав мне времени собраться с мыслями. Он ушел, рассерженным и уж точно разозленным. И все это из-за этой шестикурсницы, о чьем существовании он даже не подозревает! Только этого нам и не хватало!

Всю субботу я безвылазно просидела в библиотеке с Ремусом. Он не задавал вопросов о Джеймсе, который в тот вечер вернулся в их спальню. Не спросил даже о синяках у меня под глазами. Хотя я не была до конца уверена, заметил ли он их, так он был занят своим эссе и очаровательной рейвенкловкой. Я не могла его в этом винить, но мне так хотелось с кем-нибудь поговорить.

Вечером Джеймс отказался остаться с нами. Парни ни о чем не спрашивали. Они еще ждут, что кто-то из нас расскажет? А может, Джеймс уже им все объяснил и... и что? Они ждали, пока я выложу все карты на стол, или они тоже решили, что сами все прекрасно поняли...

С этой мыслью я поднялась. Мне нужно побыть одной. Поплакать в тишине над всеми моими проблемами. Я пролепетала слабое "спокойной ночи" парням и вернулась к себе в комнату.

Которая, кстати, казалась такой большой без Джеймса. Такой печальной, с тех пор , как он ушел... Я без сил упала на кровать. Я пыталась с ним поговорить, но каждый раз его лицо и холодный взгляд заставляли меня дрожать. Он казался таким недовольным, если бы он только знал... Может, он мне не верил? И чем дольше я буду ждать, тем меньше шансов, что поверит...

В воскресение утром я встала, изнуренная от кошмаров, которые мучили меня всю ночь. Я несколько раз просыпалась в поту, проводила рукой по его стороне кровати, в попытке успокоиться... У меня не осталось воспоминаний о моих страхах, кроме как о часто бьющимся сердце. Я приняла теплый душ, чтобы расслабить мускулы, и потом одела первую попавшуюся одежду.

В большом зале завтрак уже начался, да и студенты уже давно были там. Я увидела Мародеров, сидящих на обычном месте. Я не могла идти к ним. Джеймс был там, и я не смогла бы еще раз выдержать его уход. Я сделала знак заметившему меня Сириусу и села чуть вдалеке, уткнувшись носом в учебник по Истории Магии.

- Привет, Лили. Я же могу называть тебя Лили?
- Здравствуй, Мэрилин. Да, конечно.

Я не знала, что мне делать. Продолжать читать или вступить в разговор? Ведь мы же даже не были подругами. Годами она меня игнорировала, а когда узнала о моем существовании - захотела стереть меня, вычеркнуть из жизни одного из моих лучших друзей.

- У тебя проблемы с Историей Магии?
- Да, я путаю некоторые сражения...
- Если хочешь, я могу помочь, я знаю несколько способов по запоминанию, так что...

А? Да это же просто невероятно! С каких это пор она со мной разговаривает? С каких пор она мне предлагает помощь? Я раскрыла рот, а мои глаза готовы были вывалиться из орбит, я это понимала, но не могла справиться с собой и принять спокойный вид.

- Да ты, кажется, в шоке! - рассмеялась она.

Да, это точно он, шок! Я закрыла рот и уставилась на нее, пытаясь понять причину ее действий.

- Ты должно быть думаешь, зачем я это делаю?
- Да.
- Я поняла, что плохо вела себя с тобой, когда была с Джеймсом. Я хотела бы извиниться...
- ...
- Взамен ты не могла бы помочь мне с Зельями?

Я кивнула, и мы договорились встретиться с ней после обеда в библиотеке. Я снова погрузилась в чтение, хотя бы сделала вид. Я не могла перестать спрашивать себя "почему?". С чего она вдруг решила со мной помириться? Извиниться? Подозрительно.

С громким шумом совы влетели в зал. Я мечтательно смотрела на всех этих сов, которые искали своих получателей. Одна из них направилась ко мне, она села передо мной, гордо протягивая мне лапку. Мои родители. Я пробежала письмо глазами. Отец упоминал там наш последний разговор... На самом деле он писал только об этом.

Я засунула письмо в мой учебник и поднялась. Меня чуть подташнивало, а в голове гулял ветер. Мне нужно вернуться к себе в комнату. Выходя, я заметила, как Сириус проводил меня взглядом, но я не остановилась. Войдя в гостиную, я огляделась. Куда пойти? Где найти утешение? Джеймс... Но он меня избегал.. И он захотел бы узнать...

Я легла на кровать, свернувшись калачиком. Что мне делать? Как заставить моего отца меня услышать? Он ясно дал мне понять перед моим отъездом, что для себя он уже все решил, что ничто не может изменить его мнение... Я чувствовала себя такой одинокой, что я даже заплакала. Мне так нужен был Джеймс, но он меня избегал...

Рука легла мне на спину и начала осторожно гладить. Я повернулась и увидела Сириуса, который грустно смотрел на меня. Я глубоко вздохнула и вытерла рукой слезы со щек. Я попыталась улыбнуться, чтобы успокоить его, но ничего не получилось...

- Что случилось, Малышка?
- ...
- Начни с того, почему вы поссорились...
- У меня проблемы, Сириус. Я не захотела ему о них рассказывать. Я все еще не хочу о них говорить.
- И это все?
- Он подумал, что я скучаю по Вернону Дурслю... И...
- И? Что ты ему ответила?
- Я ничего не ответила, - смущенно пробормотала я.
- Почему?
- Потому что я не хочу вовлекать его в мои проблемы. Потому что, если я ему скажу... Я без сомнения потеряю его, - закончила я на выдохе.
- Он тебя не оставит, Лили.

Я больше не могла сдержаться и бросилась в его объятия, теперь уже рыдая. Он шептал мне на ухо маленькие глупости, которые заставляли меня улыбаться. Я отодвинулась от него, чтобы сказать, чтобы он перестал свое ребячество, когда мой взгляд замер за его спиной.

- Я не побеспокою вас долго. Я только заберу свои вещи.
- Джеймс...
- Замолчи, Сириус!

Его голос был сух и холоден. Он считал нас способными на многое и в таком случае... Он открыл мой шкаф и вынул свои вещи, которые были там. Сириус же направил палочку на дверь.

- Джеймс, не знаю что ты там себе придумал, я лишь утешал ее...
- Это не то, что я видел.
- Ты прекрасно знаешь, что не всегда можно верить глазам, - сказала я тихо.
- Ты была в его объятиях на кровати, - закричал он, без успеха пытаясь открыть дверь. - Сириус, открой эту чертову дверь!
- Ты оставил меня без единого слова, а я нахожу тебя с Мэрилин, - в ответ прокричала я.

Тишина повисла между нами. Сириус переводил взгляд с меня на Джеймса.

- Что это за история? - спросил он.
- Наша первая ночь вместе, - ответила я, не отводя глаз от Джеймса.

Я увидела, как поменялось выражение его лица. Черты лица смягчились, но я все еще чувствовала его напряжение, он не хотел меня прощать. Он должно быть ждал, пока я с ним поговорю.

- Что ты от меня скрываешь, Лили?
- Что это за история с первой ночью? - вклинился Сириус, нахмурившись.
- Ничего, - отрезал Джеймс.
- Это ты тот парень, который ушел, завершив свое дело, - продолжил Сириус. - Теперь я понимаю...
- Сириус! Это было недоразумение, хорошо?!
- Если бы я знал, я бы тебе голову оторвал!

Теперь они стояли лицом к лицу, и я все больше боялась, как бы они не пустили в ход кулаки. Это ведь старая история, и это не касается нашего друга. Я же говорю, они слишком меня защищают! Даже друг от друга!

- Может быть и так, да только я ее парень, так что я это я должен оторвать тебе голову! Какого черта ты вообще делаешь в ее комнате?

Мой "парень"? В первый раз он употребил это слово для обозначения наших отношений... Я улыбнулась. Да, я была его девушкой... Мое сердце наполнилось радостью.

- Малышка, поговори с ним. Я вас оставлю, но потом вы мне объясните эту историю!

Сириус ушел. Понимал ли он, что у девушек, которых он использовал для своего удовольствия, тоже есть друзья? Как только за ним закрылась дверь, я посмотрела на Джеймса, который прислонился к стене, скрестив руки на груди. Он ждал, пока я заговорю. Так что, глубоко вздохнув, я рассказала ему о моем желании больше не скрывать наши отношения, об этой шестикурснице, которая все еще была в Больничном Крыле. Я опустила голову, стыдясь того, что я оказалась такой слабой. Я почувствовала, как он обнял меня и поцеловал в макушку.

- Я тоже хотел бы не скрываться. Я так ревную к остальным, это разъедает меня изнутри. Я больше не смею обнимать тебя на публике из страха, что потеряю контроль... Но ты видишь, что это это к лучшему...
- Да.
- Я увидел, как ты ушла сегодня.... Я пришел под предлогом того, что хочу забрать вещи, на самом же деле, чтобы убедиться, что с тобой все хорошо...

Я не хотела говорить с ним об этом письме, спрятанном в учебнике по Истории Магии. Это может и эгоистично, но я хотела сначала побыть с ним подольше... У меня будет куча времени этим летом, чтобы поговорить с отцом...

Мы провели утро в объятиях друг друга, разговаривая об этих днях, когда мы не общались. Я рассказала ему о предложении Мэрилин. Он, казалось, удивился, но ничего не сказал. Теперь это точно, я в него влюбилась.


Глава 27. Плохое начало...


После обеда я присоединилась к Мэрилин в библиотеке, хотя меня еще мучило дурное предчувствие. Парни опасались реакции девушек, так что я постаралась предусмотреть все возможные их вопросы. Но ведь просто не может быть, чтобы кто-то знал о моих отношениях с Джеймсом. Мародеры прекрасно хранили свои секреты, предпринимали всевозможные меры предосторожности, и при этом были вполне счастливы.

Как бы, например, отреагировали ученики и их родители, если бы узнали, что среди нас есть оборотень? Что в каждое полнолуние он свободно гуляет по Запретному лесу? Да и Сириуса и Джеймса отправили бы в Азкабан за то, что они являются незарегистрированными анимагами... К этому надо добавить секреты второстепенной важности, такие как мантия, карта и теперь наши отношения.
Да, я относила их к секретом второстепенной важности, потому что в конце концов мы ничем серьезным не рисковали, если этот секрет раскроется. Ну или во всяком случае меньше, чем в первых двух случаях. Даже если я не сомневалась, что безумно влюбленные в Джеймса девицы устроят мне веселую жизнь.

До самых экзаменов мы продолжали прятаться. Мы каждый вечер встречались в моих апартаментах, но все больше и больше чтобы повторять материалы по учебе, и все меньше и меньше чтобы нежиться. Когда мы отправлялись спать, то тут же засыпали в объятиях друг друга. Но только по выходным, потому что в течение недели Джеймсу было все сложнее вставать рано, чтобы вернуться в его спальню, так что он оставался только в пятницу и субботу.

Днем девушки не переставали обращаться к нему по любому поводу. Часто по абсолютно глупым вопросам или прося помощи, он ведь был одим из лучших учеников... Выбирая между любым студентом в начале списка и им... Если бы мои оценки не были так хороши, я бы тоже не сомневалась! Только, как подруга... Которой я была не так давно... А теперь кем была я?

Я подняла голову от моего конспекта по Трансфигурации, чтобы взглянуть на него. Во время спора с Сириусом Джеймс назвал себя моим парнем, но мы об этом так и не поговорили. Тема была очень деликатной, и я боялась его ответа. Я предпочла отодвинуть мои страхи на после экзаменов, когда у меня будет время поплакать...

Чем ближе было окончание занятий, тем более я была уверена, что отъезд из Хогвартса предвестит конец наших отношений. У меня не было сил на объяснения. Если бы я не была настолько влюблена, я могла бы спокойно поговорить, но тут... Нет, я была влюблена, я мечтала создать с ним семью, состариться с ним, а если эту чувство не было разделено...

Я вернулась к моему конспекту. Мне нужно его закончить его до пяти часов, ко времени моей встречи с Мэрилин. Я провела много времени с ней и ее подругами. Они оказались симпатичными девушками, с которыми время проходило вполне приятно.

Вначале разговоры меня немного удивили, они же так отличались от болтовни парней, но я быстро подстроилась и, ничего не раскрывая личного, без стыда влилась в разговор.

Они были поражены, что я больше не девственница, помня сверх-протекцию Мародеров. Я объяснила им, не уточняя деталей, их реакцию, когда я им об этом рассказала. Конечно, я промолчала о разговоре между Сириусом и Джеймсом, который последовал за этим откровением.
Немного погодя после сцены в моей комнате, мы, Ремус и я, нашли их спорящими в спальне. Сириус обвинял его за его поведение, в то время, как Джеймс пытался убедить первого, что это была случайность, что он встретил тогда Мэрилин. Мы присели, украдкой за ними наблюдая, прекрасно понимая, что не надо вмешиваться в таких случаях.

- Так значит, это Джеймс - твой первый любовник...
- Да, Ремус.
- Что произошло, Малышка?
- Когда я проснулась, его уже не было рядом. Я спустилась на завтрак и увидела его беседующим с Мэрилин, хотя если подумать, конечно, это она говорила, как обычно.
- О...
- Потом я заперлась в комнате и отказывалась с ним видеться, придумывая себе абсолютно абсурдные вещи...
- А как об этом узнал Сириус?
- Джеймс нашел меня в его объятиях всю в слезах, и слово за слово...
- Тебе бы стоило вмешаться... - сказал Ремус с улыбкой. - Я голоден.

Я повернулась к двум другим Мародерам, которые уже готовы были пустить в ход кулаки. Сириус обвинял Джеймса в том, что тот не умеет обо мне заботиться, а тот пытался доказать ему что умеет. Я поднялась, стряхивая невидимые пылинки с мантии.

- Скажите, мы можем уже пойти есть?
- Я не пойду с НИМ!

Сириус специально надавил на последнее слово, кивнув в сторону Джеймса, который выпучил глаза.

- Сир, проехали! Ты был рад за нас не так давно...
- Ну конечно, защищай его! Я встаю на твою защиту, а ты, конечно...

Я схватила его за руку и потащила из комнаты, под взглядом Ремуса, которого это все явно развлекало.

- Я обещаю тебе, что прийду к тебе, если он еще раз сделает мне больно, если только ты забудешь эту историю. Хорошо?
- При малейшей проблеме, обещаешь? - спросил Сириус.

Так что мы отправились в Большой Зал, и этот вопрос ими больше не поднимался. К моему большому облегчению! С Джеймсом все было так хорошо, кроме того, пожалуй, что я не знала, каково это, ходить с ним за руку, целовать его, когда я захочу... Я не могла отрицать, что мне этого не хватало, ну, не хватало... Чтобы мне этого не хватало, это должно было когда-то быть.

Я собрала вещи, чтобы присоединиться к девушкам в Общей Гостиной. По дороге я продолжала читать мои конспекты, и увидела девушек, погруженных в чтение за столом, там было одно свободное место. Я села, поприветствовав их, и заговорила с Мэрилин об учебе.

Завтра начинались экзамены и должны были продлиться до четверга. Я очень волновалась, вплоть до желудочных колик, но я не была уверена, что это только из-за экзаменов я в таком состоянии... Я отказывалась анализировать это, пытаясь не думать об окончании этого учебного года...

Эти четыре дня пролетели на безумной скорости. В четверг, выходя с нашего последнего экзамена, парни сказали мне, что этим вечером мы идем на танцы. Только вчетвером, чтобы отпраздновать окончание этого ада. Я поспешила в мои апартаменты, чтобы отдохнуть после обеда. Я была просто без сил!

Парни пришли за мной через два часа и нашли меня в крайне взбудораженном состоянии. Я только что проснулась и не знала, что одеть. В конце концов Джеймс с улыбкой вынул из шкафа ту майку, которая была на мне на мой день рождения, а Сириус и Ремус отправились на кухню, чтобы принести что-нибудь поесть.

После еды мы отправились к тайному проходу, ведущему в Хогсмид. Тут же Джеймс взял меня за руку, и его пальцы переплелись с моими. Моя улыбка стала шире, а сердце, казалось, взорвалось, когда он поднес мою руку к губам, когда мы оказались на дискотеке. Мы не расставались ни на секунду, мы танцевали вместе, пили вместе. А когда мы просто разговаривали или смотрели на других, я удобно устроилась в его объятиях.

Когда пора было уже уходить, я все таки отошла от него, ведь я не собиралась просить его подержать мне дверь! Пока я мыла руки, женщина, не намного старше меня, с улыбкой оглядев меня, заговорила со мной, прислонившись к умывальнику:

- Вы прекрасная пара.
- Спасибо, - ответила я, а щеки мои сразу покраснели.
- Да не за что. Видя, как он держит вас в объятиях, он должно быть долго за вами ухаживал...
- Нет, мы были друзьями... а потом наши отношения перешли на новый уровень.

Я прекрасно видела на ее лице удивление и, может быть, немного разочарования. Обручального кольца на ее пальце не было, искала ли она сейчас своего принца, чтобы когда-то настал и ее черед? Она выбросила бумажку, которой вытирала руки, и вышла, бормоча себе под нос:

- Вы просто оказались в нужном месте в нужное время. Ни к чему радоваться, на вашем месте могла оказаться и любая другая...

Я замерла на месте, уставившись на дверь. Желудок, казалось, завязался в узел. Она, может быть, права. Я или любая другая девушка, какая разница! Я вышла из туалетов и прошла к парням, которые уже теряли терпение. Джеймс нахмурился, видя мою задумчивость, но подождал до того момента, как мы оказались одни в моей комнате.

- Что случилось, Малышка?
- Ничего серьезного. Женщина в туалете... Она должно быть мне позавидовала.

Я больше ничего не сказала, а он не стал задавать вопросов. Он сразу же уснул, а я лежала с открытыми глазами, последняя фраза этой женщины крутилась в голове.

Пятница была занятой. Мы должны были собрать наши вещи для последнего отъезда из Хогвартса. Нельзя было ничего забыть, но меланхолия смешивалась со страхом. Кем мы станем за этими стенами? В полдень я встретилась с парнями за столом. Они что-то подготовили на сегодня, но я с ними пойти не могла.

Так что я провела день с девушками в моих комнатах. Мы говорили о сегодняшнем вечере, о бале, организованном в честь нашего отъезда. Все решили туда пойти одни, потому что парней у них не было. Я видела в их глазах надежду, что они не будут одни к концу вечера, когда раздался крик.

- Малышка!

Я прошла к источнику шума, которым оказался Джеймс, заглянувший в гостиную. Он собирался меня обнять, когда я отстранилась.

- В чем дело?
- Мы с девушками готовились к вечеру...

Его лицо прояснилось. Он понял, почему я отстранилась, и улыбнулся. Мое сердце тут же ускорило ритм. Как ему удается все еще производить на меня такой эффект? Я думала, что через какое-то время он не будет иметь такой власти надо мной, но нет... Иногда даже наоборот. Малейший жест напоминал мне ласку и - хоп! - я тут же краснела.

- Я хотел узнать, во сколько зайти за тобой вечером?
- В 9, хорошо?
- Без проблем. До вечера, Малышка. Дамы!

Я улыбнулась двери, которая за ним закрылась. Я прекрасно знала, зачем он пришел... И уж точно не для того, чтобы узнать время... Я вернулась в комнату, где девушки стояли, прижавшись к двери. У каждой было то же мечтательное выражение лица, которое появлялось всегда, когда упоминался бал. Я шла туда с одинокими парнями, которых они страстно желали... И это будило их зависть.

Когда остальные девушки рухнули на кровать, Мэрилин осталась в дверном проеме и посмотрела на меня с нежной улыбкой.

- Лили, мне нужно тебе признаться, - сказала она, взяв меня за руки. - Я все еще влюблена в Джеймса и сегодня вечером я собираюсь его вернуть.
- Эм, да?
Да, он все это время ни с кем не встречался, он должно быть и правда любит меня, нет?

Глава 28. ... И такой прекрасный конец.


С днем рождения Гарри Поттер и мама Ро! Главу посвящаю вам =)
____________________________________________________


"Я все еще влюблена в Джеймса и сегодня вечером я собираюсь его вернуть."

Эта фраза крутилась у меня в голове, смешиваясь со словами женщины с дискотеки. Мне больше не хотелось ни танцевать, ни веселиться... Все, чего я желала, это свернуться калачиком в моей кровати и спрятаться под одеялом. Но, к сожалению, я была в Большом Зале в плотном кругу студентов и профессоров.

Парни пришли за мной в установленный час. На мне было самое простое платье - черное, прямое и с вырезом спереди вдоль правой ноги. Я приподняла волосы в элегантной прическе и наложила легкий макияж.

Видя, как я вхожу в гостиную, Джеймс прервал разговор с Ремусом, чтобы мне улыбнуться. Это не ускользнуло от Сириуса.

- Лили, ты просто очаровательна!
- Подтверждаю, Малышка, ты великолепна.

Я повернулась к единственному, кто еще не произнес ни слова. Он оглядел меня с головы до ног. Как же он был красив в своей парадной мантии... Если бы это было только для меня, я бы бросилась к нему на шею... Но была еще Мэрилин...

- Ты... Прекрасна. Как ангел, упавший с небес.

Я не могла не покраснеть и опустить глаза. Мое сердце безумно колотилось... Успокоиться оно когда-нибудь?!

- Похоже, нам предстоит немало работы - отгонять всех парней Замка от тебя! - воскликнул Сириус, направляясь к двери.

Я пошла за ними, все еще погруженная в мои не самые веселые мысли.

Мы были здесь уже час, и я не помню, сказала ли я хоть слово. Я прекрасно видела, что Ремус и Сириус бросают на меня обеспокоенные взгляды, но заговорить так и не получалось. Слишком много мыслей у в голове... К тому же Джеймс разговаривал с Мэрилин, а это не способствовало улучшению моего настроения.

Я тяжело вздохнула и отвела взгляд. Она и правда была великолепна сегодня вечером. К тому же она была одного с ним круга. Она была воплощением чувственности, а я была нескладной и уродливой. Мой бокал опустел, может стоить снова налить чего-нибудь... И почему бы не алкоголя, чтобы все забыть?

Аманда, одна из подруг Мэрилин, подошла ко мне.

- Она ушла пошла в атаку! Вот увидишь, меньше чем через пятнадцать минут они снова будут вместе!

Я выдавила улыбку, которая должна была быть доверчивой... или доброжелательной... ну или довольной... Но получилась, наверняка, гримаса, впрочем Амамнда смотрела только на парочку, так к чему пытаться... Я подняла голову и встретилась с тяжелым взглядом Джеймса. Я почувствовала, как слезы подступили к глазам. Час сравнения нас двоих настал. Час конца приближался...

Я увидела, как он направился ко мне. Он взял меня под локоть и повел к выходу. Он не сказал ни слова, кроме как "Иди за мной", которое он бросил при приближении к Запретному лесу. Я превратилась в кошку и проследовала за оленем, который выбирал дорогу. Мне хотелось сбежать, но я знала, что он не оставит меня в покое, так что спешила за ним.

- Ты мне скажешь, что с тобой случилось?

Он даже не дал мне времени превратиться обратно. Хотелось свернуться клубочком, даром, что форма кошки это позволяла. Я плакала.

- Лили, превратись!

Его голос был тверд и резкок. У меня не было выбора, кроме как подчиниться. Я не боялась его, нет, я просто не хотела, чтобы все закончилось. Я приняла человеческую форму и повернулась к нему спиной.

- Ты наконец, скажешь мне в чем дело?
- Мой отец хочет, чтобы я вышла замуж за Вернона Дурсля... еще эта женщина вчера сказала, что я или любая другая девушка - для тебя никакой разницы бы не было... И тут Мэрилин заявляет, что она все еще влюблена в тебя... Я...

Мой голос сорвался. Я, наконец, высказала все то, что крутилось в голове. Теперь ему осталось только меня добить...

- Что это за истории? Ты выйдешь за этого Вернона?
- Я не хочу за него замуж, но отец не желает это понять. К тому же, он говорит, раз уж я свободна...
- Но это не так! - воскликнул он.
- Но ты сказал, чтобы я ничего не говорила, так что...
- Ты не выйдешь за него! Мы сходим вдвоем к твоему отцу.

Я, наконец, смогла остановить поток слез, текущий из глаз.

- А что это за история с этой женщиной? И Мэрилин?

Все еще смотря на свои руки, я пересказала ему мой разговор с женщиной в туалетах, потом перешла к откровению Мэрилин.

- И ты веришь кому-то, кого никогда не видела? Почему ты со мной не поговорила?

Его голос стал нежнее, мягче, но я все еще чувствовала его раздражение. Я была такой глупой, что ей поверила, но мне ничего другого не оставалось.

- Потому что мы никогда не говорили о наших отношениях, о нас двоих, о...

Я глубоко вздохнула.

- ... о чувствах.

Я в первый раз заглянула ему в глаза, ища хоть малейшую надежду, за которую зацепиться, но было слишком темно. Он был таким большим, или я такой маленькой, я не знаю.

- Лили...
- ...
- Я просто идиот.
- ...
- С Мэрилин я использовал так много слов, чтобы показать, что я к ней чувствовал. Я просто не хотел повторять их тебе, боясь, что ты мне не поверишь...

Он собирался... Признается ли он...

- Джеймс...
- Лили, дай мне закончить. Когда в конце шестого курса мне удалось с ней поговорить... Я был так счастлив, что мне удалось к ней приблизиться... Как тебе объяснить... Я был рад, что мне это удалось, а не то, что я с ней поговорил. Этим летом парни заметили мне, что для меня важнее была ты, а не она...
- Я...
- Когда я поцеловал тебя в начале года, я был так счастлив. А потом все становилось все хуже между нами. Почему ты стала встречаться с этим парнем?
- Для меня, Мэрилин была твоей избранницей. Там не было места для меня. Когда вы расстались в первый раз, Ремус сказал мне, что, вернувшись тем вечером, ты говорил о ней, как о женщине всей твоей жизни...

И тут... Он рассмеялся. Это не та реакция, которой я ждала. Я уставилась на него, чуть склонив в сторону голову, будто этот простой жест мог объяснить мне все это.

- Это о тебе я говорил, Малышка!

Мое сердце замерло, в то время как рот открылся.

- Лили Эванс, мое сердце бьется лишь для тебя, но мне потребовалось так много времени, чтобы понять это. Почему я не мог вынести и мысли, что какой-то парень или даже один из нас к тебе приблизится? Почему так легко обнимал тебя?
- ...
- Я не понимал этого до прошлого лета, и я не намерен тебя оставлять, потому что Мэрилин влюблена или из-за этой женщины.

Я подошла к нему и оказалась в его объятиях. Он гладил меня по спине, пока мои губы продвигались вверх по его шее, вызывая мурашки. Я почувствовала, как он пошевелил рукой, шепча какие-то заклинания... Я повернулась и увидела широкое покрывало на земле и свечи вокруг. Он взял меня за руку, и мы удобно устроились там, прежде чем вернуться к ласкам и поцелуям.

Это был самый прекрасный раз, когда мы занимались любовью. Медленно и нежно, он сам раздел меня, накрыл мое тело своим, своими руками, губами. И в момент, когда оргазм накрыл нас, он, наконец, сказал.

- Я люблю тебя, моя Лили.

Когда ко мне вернулись мои ощущения, я приподнялась на локте, чтобы взглянуть на него. Я провела рукой по лицу и прошептала на ухо:

- Я люблю тебя, Джеймс.

Он улыбнулся мне и прижал к себе, перед тем, как начать одеваться. Вокруг было прохладно, к тому же остальные могли начать волноваться. Мы вернулись в замок, где праздник еще был в самом разгаре. Я отпустила его в Большой зал, а сама отправилась в туалет, чтобы поправить прическу и макияж. Я прыснула со смеху. Я должна была поговорить с ним гораздо раньше, это бы избавило меня от головной боли и нерешенных вопросов!

Этот вечер был волшебным. Я улыбалась, входя в Большой Зал. Я заметила Мародеров, болтающих в углу зала. Мэрилин тоже была с ними, а Аманда просто пожирала Сириуса глазами. Только в этот раз уколов ревности я не почувствовала, только радость.

Я взяла стакан апельсинового сока со стола, перед тем, как к ним присоединиться. Я встала рядом с Сириусом и Ремусом, которые обсуждали их каникулы.

- Лили, неделя в Греции, этого же достаточно, нет?

Джеймс повернулся ко мне и улыбнулся так просто, что я готова была покраснеть. Я слегка улыбнулась, серьезно обдумывая вопрос Сириуса.

- Это зависит от того, что вы хотите там делать.
- Развлекаться.
- Посетить разные места.

Они ответили одновременно, и было ясно, что ответы их друг другу не понравились... Я допила мой сок. Разговор явно не был закончен... Я рассмеялась аргументам двух Мародеров и мысленно взмолилась, чтобы они не выбрали меня судьей в их споре.

Джеймс взял меня за руку, чтобы потанцевать, так я подумала. Я с радостью пошла за ним.

Но он не собирался танцевать. О нет, далеко не танцевать. Приблизившись, он наклонился ко мне, чтобы поцеловать, прижимая меня к себе, насколько это возможно. Я услышала, как все вокруг замолчали, а потом раздались шепотки. Я оторвалась от него, все еще под впечатлением от этого поцелуя.

- Оставайся тут, мы скоро вернемся.

Я послушалась, прекрасно зная, что они приготовили проделку для этого последнего вечера. Но как только они вышли за дверь я поняла, что осталась одна с Мэрилин и Амандой... Ой, не здорово.

- Ты должно быть здорово посмеялась надо мной, когда я говорила тебе, что все еще люблю его, - выплюнула Мэрилин.
- Меньше чем ты, когда ты использовала меня, чтобы подобраться к нему!

Глава 29. Война.


Я никогда не думала, что смогу произнести такую фразу, которую я бросила Мерилин, но она это заслужила! Когда я это сказала, она развернулась на каблуках и направилась прочь из зала, скорее всего в свою спальню. Ее подруги последовали за ней, бросая на меня злые взгляды. Все они с самого начала знали, что эта "дружба" со мной имела одну лишь цель, и имя ей Джеймс Поттер.

Теперь я гораздо лучше понимала, почему они так просто приняли меня... Все было просчитано до мелочей. Они готовы были впустить меня в свой круг, чтобы Ледяная Принцесса смогла подобраться к Джеймсу. Они тоже наверняка, собирались извлечь из этого какую-то пользу. Несколько дней у меня были подруги... Но я также поняла, насколько жестокими могут быть девушки.

Скоро вернулись парни, и музыка тут же изменилась. Они нашли заклинание, чтобы самим выбирать музыку, а фейерверки взлетели к потолку Большого Зала, полностью соответствуя исполняемой песне. Они, и правда, были гениями, и впервые их проделка никого не унизила. Я издалека улыбнулась Джеймсу, который все еще стоял в проеме двери, принимая аплодисменты других учеников. Даже профессорам понравился этот спектакль.

Когда овации стихли, Джеймс подошел ко мне, чтобы снова поцеловать. Нам больше не нужно было скрываться, и я чувствовала, как счастье наполняет каждую клеточку моего тела. Мы танцевали и болтали до поздней ночи.

Ни к чему говорить, что, когда на следующее утро мы поднимались в поезд, мы были не в лучшей форме, но никто не сожалел, что мы до конца насладились последними часами в Хогвартсе. Путешествие прошло просто в олимпийской спокойствии, я уснула в объятиях Джеймса. И только на вокзале я поняла, что это был последний раз. Последний раз, когда мы вчетвером будем на этой платформе...

Я издалека заметила мою мать , и сердце тут же сжалось. Мне вспомнился разговор в конце моих весенних каникул, и нам нужно было найти выход из этой ситуации. Мои родители или я, кто-то из нас должен был сдаться, и я все больше боялась, что это буду я. Я поискала глазами Петунию, но ее не было нигде вокруг.

- Здравствуй, мама, - сказала я, перед тем, как поцеловать ее.
- Здравствуй, Лили. Пойдем.
- Где Петуния?
- Дома, она рассталась со своим парнем и впала в депрессию.

Я напряглась. Упоминание слова "парень" из уст моей матери сразу же напомнило мне о планируемой свадьбе. Я боялась, что родители не поверят, что Джеймс был моим паренем. Что мы были вместе уже с января. Я начинала паниковать. А если они все таки заставят меня выйти за этого человека, которого я не любила? Рука легла на мою талию.

- Добрый день, Джеймс Поттер, парень вашей дочери.
- О... Очень приятно, - пробормотала моя мать.
- Вы не против, если я заберу ее от вас начиная с понедельника?
- Как так? Лили, ты прекрасно знаешь, что подготовил твой отец.

О да, я это знала, ведь это касалось моей свадьбы... Но я этого не позволю. Ни за что не выйду за этого человека, пока Джеймс был тут, рядом со мной. Но тут же вмешался Джеймс, он привык общаться с аристократами, и это читалось в его манерах.

- Я могу с ним встретиться?
- Ну...

Моя мать не находила слов. Я с трудом сдержала улыбку. Молодой человек 18 лет смог заставить потеряться мою мать! Это было бы даже забавно, если забыть, что мое будущее было на кону.

- Он вернется только в воскресение. Может, вы прийдете к нам на чай?
- С удовольствием, миссис Эванс. До завтра, Лили.

Он целомудренно поцеловал меня и ушел к остальным. Я прошла за моей матерью с куда более легким сердцем. Я приняла решение. Я никогда не выйду за этого Вернона, я проведу остаток жизни ни с кем другим, кроме Джеймса.

Вернувшись домой, я сложила вещи в комнате и поспешила к комнате сестры. Я постучала, и оттуда раздалось слабое "Войдите".

- Салют, Пети! Что нового?
- Лили... - она попыталась стереть слезы с лица. - Он меня бросил. Ради маленькой...

Я провела следующий час, утешая сестру, и проклиная этого парня, который причинил ей столько боли. После плотного ужина мы вернулись вдвоем в ее комнату и теперь настал мой черед рассказать ей о том, как прошел мой год, особенно последние месяцы с Джеймсом.

- Похоже, ты влюбилась, сестренка.
- Это так, и он тоже любит меня. Завтра он прийдет поговорить с папой об этой истории с помолвкой...

Я заметила, как она замерла при упоминании этого.

- Лили, ты должна знать, что эта свадьба - единственный способ для папы сохранить семейный бизнес. Дурсли - крупные инвесторы...
- Но почему я должна выходить замуж за их сына?!
- Это мир сделок, Лилс...
- А ты бы согласилась выйти за него, если бы ты была на моем месте, Петуния?
- Но я не на твоем месте.

Этот разговор начал меня нервировать. Мой отец был готов продать одну из своих дочерей, чтобы не потерять свой бизнес...

- Так встань на мое место!
- На твоем месте я бы согласилась, Лили. Вы с твоим Джеймсом молоды. Откуда тебе знать, что через полгода он все еще будет тебя любить?

Я никогда бы не подумала, что моя сестра способна на такую низость.

- Ну, так выходи за этого Вернона Дурсля! Я его тебе оставляю!

Разъяренная, я вышла из комнаты, постаравшись как следует хлопнуть дверью, чтобы она точно знала, насколько я в ярости. Но она не пришла извиниться ни в тот день, ни на следующий.

Когда после обеда прибыл Джеймс, он с поразительной легкостью смог остаться один на один с моим отцом, а вышел из комнаты он через час с улыбкой на лице.

- Я зайду за тобой завтра в обед.

Он ушел, не сказав больше ни слова.

Остаток дня я провела с матерью, и только перед ужином я поняла, что война с мой сестрой только началась. Как только Джеймс ушел, отец поднялся на второй этаж и провел несколько часов с моей сестрой. У Петунии были красные глаза и дрожали губы, когда она спустилась... Их разговор явно был не очень приятным.

- Ты рада, Лили? Теперь я должна выйти за него!

Я пыталась заставить понять отца, что это жестоко, так с ней поступить, но подколки сестры лишали сил и ранили меня. Как только ужин закончился, я поспешила в комнату, чтобы собрать чемодан. Мне не терпелось сбежать из этого дома.

Джеймс пришел за мной сразу после обеда. Мы аппарировали к нему домой, чтобы потом сразу же воспользоваться камином и присоединиться таким образом к парням в Греции.

Вечером я сидела в объятиях Джеймса лицом к морю и, наконец, решила спросить, что же произошло там с отцом.

- Я сказал ему, что происхожу из большой семьи волшебников, что мы были друзьями до того, как начать встречаться, и что я серьезно намерен на тебе жениться.
- Что?
- Что я происхожу из большой семьи волшебников.
- Нет, не это!
- Что мы были друзьями до того, как начать встречаться? - спросил он, рассмеявшись.
- Не это, Поттер! Последняя часть!
- Оооо! Что я намерен на тебе жениться.

И этот господин смотрит на меня с широченной улыбкой! Он мне говорит, что собирается на мне жениться, как говорят точное время! Я повернулась к нему лицом.

- Ты серьезно?
- Конечно, Лили.
- Но как ты можешь быть уверен, что через полгода я тебе не надоем?

Я чувствовала себя жалкой от того, что повторяю фразу моей сестры, которую она бросила мне в лицо. Но в конце концов... Она в чем-то была права...

- Я предлагаю тебе вот что - по возвращении мы станем жить вместе, а через полгода мы вернемся к этому разговору.

Две недели. Две недели, как закончился выпускной бал, а моя жизнь так изменилась. Я была с парнями, которые собирались совершить кругосветное путешествие по миру волшебников. Ремус и Сириус постоянно где-то болтались, а Джеймс не отпускал меня ни на секунду. Однажды утром сова постучалась мне в окно.

Я открыла конверт и увидела приглашение на помолвку моей сестры сегодня вечером. В сердце что-то кольнуло, она не смогла отказать, она собиралась выйти за него... Я открыла карточку и увидела то, что было написано:

"Я больше не желаю тебя видеть, ты для меня просто монстр. П."

Да, теперь это точно, моя сестра меня ненавидела. Дверь ванной открылась, чтобы явить мне Джеймса одетого в одни боксеры.

- В чем дело, Лили?

Ему было достаточно одного взгляда, чтобы понять, что что-то было не так, и впервые я ничего не стала от него скрывать. Война в волшебном мире только начинала разгораться, а война с моей сестрой была объявлена. Только в одном я была уверена. А именно, каким будет мой ответ, который я дам Джеймсу через полгода...

@темы: ЛЭ/ДжП

URL
Комментарии
2016-01-18 в 10:18 

Это конец, у истории нет продолжения?
Спасибо за перевод))

URL
   

Le monde fragile

главная