FleurInna
Princesse de royaume inconnu
Больше чем друзья


Начало фика в архиве - hogwartsnet.ru/mfanf/ffshowfic.php?fid=33761&l=... Сначала его переводила Cathalina, за что ей большое спасибо, но она фик больше переводить не хочет или не может, поэтому закончу я, надеюсь на радость читателям.

Глава 18. Его день рождения (1)

Всю неделю Джеймс сопровождал меня в библиотеке и один раз даже продолжил заниматься, когда остальные отправились спать. Мне было приятно думать, что он тратит столько сил, просто чтобы провести уик-энд со мной.

Для других людей наши отношения не изменились, мы все еще были друзьями. Иногда я мечтала, чтобы он пошел на риск и поцеловал меня... Стоит признать, что проводить столько времени с ним, и не иметь возможности прикоснуться к нему, меня сводило с ума: я витала в облаках, и моя сосредоточенность летела к черту. Но кажется, я была единственной, кого это беспокоило, к моему большому несчастью...

Как-то вечером, Сириус все таки не выдержал того упорства, с которым Джеймс работал всю неделю. Я покраснела и уставилась в свой пергамент, напрягая слух, чтобы узнать, что же он скажет.

- Малышка согласилась провести со мной все выходные, если я сделаю все мои задания.
- О, понимаю. Ремус, тогда ты должен быть со мной весь уик-энд.
- Нет, не думаю, - ответил тот, не поднимая взгляда от учебника. - У меня свидание с очаровательной хаффлпаффкой в субботу вечером...

В пятницу вечером, готовясь ко сну, я улыбалась, думая об этом. Несмотря на маленький секрет между мной и Джеймсом, атмосфера в нашей четверке вернулась к прежнему состоянию. Мы говорили, смеялись... Это была прекрасная неделя, какой у меня уже давно не было. Я натянула свою ночную рубашку перед тем, как скользнуть в постель и сразу же заснуть.

Разбудило меня... Черт, я уже подумала, что кто-то меня сейчас поцелует... Я повернулась в кровати, тихо ворча. Я спать хочу, сегодня же суббота! Я почувствовала, как матрас прогнулся рядом со мной... Теперь точно кто-то был в моей постели! Только я об этом подумала, как в тишине зазвучал его голос:

- Я обожаю твою ночнушку, Малышка!
- Джеймс, дай мне поспать!

Я удобно устроилась в его объятиях, уже готовая снова уснуть, но мне в нос ударил запах его геля для душа. Я отвернулась, но он прижался к моей спине, а его рука отправилась в путешествие под моей ночнушкой. У меня по спине побежали мурашки, когда он начал слегка прикусывать кожу на моей шее. Конечно, проспать все утро не получилось, но это очень нежное пробуждение, между прочим!

Выйдя из душа, на своей кровати я нашла платье, в котором я была первого сентября, и подходящие балетки. Мне бы стоило рассердиться, что он посмел копаться в моих вещах, но мне было жутко приятно, что он помнил это платье и хотел, чтобы я одела его сегодня.

Одевшись, я присоединилась к нему в гостиной, и мы отправились на завтрак, чтобы потом уже пойти в Хогсмид. Все уже были здесь, когда мы вошли. На мгновение все взгляды повернулись к нам, но лишь на мгновение, а потом все вернулись к прежним занятиям. Здесь привыкли видеть нас вместе.

- Ха, Малышка, тебя так трудно разбудить? - сказал Сириус, как только мы заняли наши места.
- О чем ты?
- Уже час, как Джеймс ушел будить тебя, а вы появляетесь только сейчас...

Я в ответ пробормотала что-то невнятное. Я не собиралась ему говорить, что он меня и не будил вовсе. Я увидела, как Джеймс мягко улыбнулся и вернулся к разговору с Ремусом. Как он может оставаться таким спокойным? Мне не нравилось, что мы что-то скрывали от наших друзей, но ощущение того, что это запретно, мне безумно нравилось.

- Идем, Лили?
- Да.
- Вы присоединитесь к нам часа в три в "Трех Метлах"? Выпьем по кружечке все вместе?
- Хорошо.
- Нет, не в этот раз.

Мы ответили одновременно, но наши ответы не сходились. Джеймс повернулся ко мне, всем своим видом показывая, что не слишком доволен моим ответом. Он скрестил руки на груди и ждал ответа.

- Я еще не купила тебе твой подарок...
- Ты обещала мне все выходные.
- Не будь ребенком, Поттер! Я уже знаю, что хочу купить тебе, но не может быть и речи о том, чтобы ты получил свой подарок раньше вечера воскресенья!
- Сириус может купить его за тебя!
- Да ладно тебе, меня не будет полчаса, не больше!
- Хорошо, но взамен я сплю в твоих апартаментах! Всегда мечтал попробовать кровати старост.

Насколько я помню, он уже несколько раз делал это... Впрочем да, это говорить не стоит.

- Ты что, капризный ребенок?
- Да.
- А если я откажусь? - спросила я с улыбкой.
- Я ни на секунду не оставлю тебя весь день и завтра у тебя не будет подарка для меня.
- Ладно, сдаюсь. Но никаких глупостей в комнате Ноа!
- Эй, Джеймс, тебе нужно найти девчонку... Иначе зачем еще нужна отдельная комната?

Сириус всегда говорит не то, что нужно. Я повернулась к Джеймсу... Это что, не его идея?

- Чтобы не слышать чей-то храп! Ну что, ты готова?
- Да, иду.

Я встала следом за ним, и мы прошли к Главному входу, где завхоз проверял наши разрешения на выход. Мне не нравился этот человек, он был всего на пару лет старше нас, но у него были довольно жестокие идеи по поводу наказаний. В первый раз, когда парни рассказывали мне о нем, я подумала, что они смеются надо мной, но нет! Нужно признать, что у него хорошо с фантазией. Ну или слишком плохо. К счастью, профессор Дамблдор не позволит ему такого!

Мы вдвоем провели прекрасное утро, гуляя по магазинам. Мы купили по большому пакету сладостей и решили сходить в маленький парк, посидеть на траве. Мы болтали, подшучивая друг над другом. Рядом с Джеймсом время летело быстро, и мне пришла в голову мысль, что долгие месяцы мы не пользовались этим. Я замолчала.

- В чем дело, Малышка?

Я подняла голову. Его глаза обеспокоено заглядывали в мои, но не находили там ответы на свои немые вопросы.

- Я думала, что очень жаль, что...
- Что?

Я пыталась найти безопасный ответ. Я не собиралась снова говорить с ним об этом. Ни сегодня, ни когда-либо еще.

- Что я позволил девушке встать между нами?
- Но это была не какая-то там девушка...
- Лили... - его голос был грустен.
- Но вот что мне странно, - прервала я его. - Ты всегда рассказывал мне о своих любовных похождениях, а сейчас мы говорим только о прошлом или будущем...

Это был обходной путь, завуалированный способ спросить его, что он думал о наших отношениях, но мне не хватило духу спросить его прямо. Но тут он рассмеялся. Я не могла понять, что такого смешного я сказала. И потом, я хотела узнать, куда это нас ведет, есть ли у нас будущее... Но он сменил тему разговора, и скоро я сама забыла, что задала этот вопрос.

В установленный час мы присоединились к парням в "Трех метлах". Я быстро выпила свое сливочное пиво, и когда я отправилась за подарком Джеймсу, они заказали себе еще по бокалу. Я вышла из душного паба и вдохнула полной грудью свежий уличный воздух.

Я отправилась в магазин "Все для квиддича" и купила снитч. Он потерял свой в начале года, и мне было так странно видеть Джеймса без него. Мне также удалось заказать редкую книгу об истории квиддича, которую доставили в этот магазин. Расплатившись и упаковав все так, чтобы Джеймс не увидел, я вышла на улицу, спеша к "Трем метлам".

- Лили!
- Ноа! Как дела?

Как же давно мы с ним не разговаривали! На самом деле, со Дня Святого Валентина в школе не было ничего организовано, так что у нас и не было причин разговаривать. К тому же, мое добросовестное отношение к домашним заданиям несколько отдалило меня от общественной жизни замка.

Мы начали говорить о том, что произошло с нами с тех пор, как мы говорили в последний раз, и я узнала, что он теперь официально встречается со своей спутницей Рождественского бала. Он был очень счастлив и даже поблагодарил меня за то, что я порвала с ним. Оказывается, если бы этого не случилось, он бы прошляпил "женщину своей жизни".

Не уверена, что это было очень любезно по отношению ко мне, ну да ладно. Почему я не могу быть чьей-то единственной, женщиной всей жизни? Нет же, я всего лишь хорошая подруга... Но я поздравила его с тем, что он нашел такое редкое сокровище, и ловко уклонилась от вопросов о моей личной жизни. В любом случае, я не знала, что сказать...

- Ничего, если я украду у тебя Лили, Уильямс?

Джеймс появился из ниоткуда, и не дожидаясь ответа Ноа, оттащил меня в сторону. Ох, даже не просто в сторону, похоже мы возвращались в Хогвартс.

- Джеймс, ты скажешь мне, что происходит?
- Ты должна была искать мне подарок, а я нахожу тебя, флиртующей с твоим бывшим.
- Флиртующей?
- Да, только не говори, что не понимаешь!
- Он расхваливал мне свою девушку, которая оказалась женщиной его жизни! Так что, уверяю тебя, мы не флиртовали! Он даже поблагодарил меня за то, что я его бросила!

Я высвободилась из его хватки и продолжила шагать в сторону замка.

- Лили...

Я повернулась к нему лицом:

- А знаешь, что самое обидное во всем этом?
- Нет.
- То, что я не являюсь женщиной чьей-нибудь жизни. Просто хорошей подругой...

Я почувствовала, как слезы подступают к глазам.

- Лили...
- Нет, ничего не говори, пожалуйста.
- Вернемся в замок, чтобы положить вещи, а потом я покажу тебе великолепное место, о котором знаем только мы с парнями.

Глава 19. Его день рождения (2)


Сложив наши пакеты в моей комнате, мы отправились в сторону Запретного леса. Мы прошли достаточно глубоко, чтобы превратиться, не боясь быть замеченными. Моей анимагической формой была кошка. Ничего особенного, профессор МакГонагалл тоже превращается в кошку.

Я проследовала за оленем до поляны, откуда открывался невероятный вид. Передо мной простирался великолепный пейзаж, насколько только хватало взгляду. Я бы наверно так и стояла, любуясь, но почувствовала, как рука погладила мой мех, и поняла, что Джеймс уже вернулся к своей обычной форме, и я сделала тоже самое, и его рука оказалась на моей щеке.

- Ты такая нежная, моя Лили...

Как ему удается заставлять меня краснеть такими простыми словами? Мы были вместе в моменты страсти, но я все так же легко краснела... И мое сердце все так же сбивалось с ритма.

- Прости меня за то, что произошло... в Хогсмиде.
- Это не важно. Забудем?

Я видела, что он хочет сказать что-то еще. Но хотела ли я услышать то, что он собирался сказать? Нет. Поэтому впервые я сама поцеловала его, сразу же углубляя поцелуй. Я села на него сверху, мои руки играли с его волосами, в то время, как его проникли под мое платье. Я почувствовала, как во мне поднимается желание, и поняла, как изголодалась по нему, его рукам, его телу. Его пальцы добрались до моих трусиков, пока он покрывал мою шею поцелуями. Я не смогла сдержать крик, на который он ответил низким стоном.

Я почувствовала, как он пошевелился подо мной и вошел в меня с немым стоном. Мерлин, мы занимались любовью на поляне на фоне самого прекрасного пейзажа, который мне доводилось видеть... Впрочем, я не видела ничего, кроме Джеймса.

После, кое-как выровняв дыхание, я прижалась к его телу, наслаждаясь его теплом, силой и тем, как он гладил мою спину.

- Лили, нам нужно вернуться до того, как совсем стемнеет...
- Ужин уже кончится, когда мы вернемся...
- Мы сходим на кухню и поедим в твоих комнатах... Как тебе?
- Хорошо.

Я поднялась, чтобы поправить платье, наблюдая за тем, как он одевается. Он поймал мой взгляд и послал мне соблазнительную улыбку.

- Ты отдаешь себе отчет, что это из-за тебя я в таком состоянии?

Нет, но мне очень понравилась эта мысль... Неужели он тоже теряется, когда я рядом?

- Идем? - спросила я с хитрой улыбкой.

Я превратилась, и мне показалось, что я услышала, как он пробормотал "я пойду с тобой хоть на край света", но я не была уверена... Так что я сделала вид, что ничего не было, и первой направилась к замку.

Как и ожидалось, ужин уже закончился, когда мы вернулись. Так что, даже не заходя в мои комнаты, мы пошли на кухню, где домовые эльфы приняли нас с распростертыми объятиями. Четверть часа спустя мы вышли, нагруженные снедью, хотя не взяли и половины из того, что они предлагали.

Мы, наконец, сели на пол у камина и устроили что-то типа пикника, в объятиях друг друга, облокотившись на диван. Конец этого дня был очень романтичным и, смотря, как Джеймс кормит меня, я с уверенностью могла назвать этот день одним из лучших в моей жизни.

- Почему ты так смотришь на меня, Малышка?
- Я просто подумала, что провела прекрасный день. Спасибо, Джеймс.

Он улыбнулся и пододвинулся ко мне поближе:

- А ночь только начинается...

На следующее утро я проснулась первой. Это позволило мне прокрутить в голове события субботнего дня и ночи. Ночи, которая сдержала все свои обещания. Я вела себя более развязно и я также поняла, насколько Джеймсу важно мое удовольствие. Я тихо поднялась и пошла в душ, чтобы избавиться от следов земли, которые еще остались у меня на коленях. Когда я, уже одетая, вышла из ванной, Джеймс еще спал, но уткнувшись носом в мою подушку. Искал ли он мой аромат? Я присела на краешек кровати и нежно погладила его по щеке.

- Джеймс, пора вставать...
- Еще нет...

Он попытался схватить меня, но я оказалась быстрее и отскочила от постели. Он приоткрыл один глаз, чтобы узнать где я, и, кажется, расстроился, когда увидел, что я так далеко.

- Вернись, мы встанем к завтраку.
- Уже полдень, лентяй!
- Я не голоден!
- Я думала предложить тебе партию в квиддич. Сыграть всем вместе, вчетвером.

Он заворчал и встал, не смотря на меня. Я проследила за ним взглядом, прикусив нижнюю губу, оглядывая его великолепное тело...

- Лили, прекрати немедленно!
- Я ничего не делала!
- Да, но когда ты так прикусываешь губу, мне в голову приходят не очень романтичные мысли!

Я улыбнулась и вышла из комнаты, и расположилась на диване. Спустя четверть часа, сиденье рядом со мной прогнулось, и он поцеловал меня в подбородок.

- Идем?

День мы провели, вчетвером играя в квиддич. Мы с Ремусом были далеко не лучшими игроками, но это не мешало нам развлекаться. Пока Сириус и Джеймс пытались выяснить, кто же из них лучший, мы тратили все силы на то, чтобы удержаться на метлах.

Я была в команде с Джеймсом, и когда квоффл был у меня в руках, Сириус чуть не уронил меня с метлы. Мы были не очень высоко, и я попыталась отдать пас, не потеряв контроля над метлой, что для меня было ой как непросто. Сириус на всей скорости пролетел мимо меня, и я вздрогнула. И тут я начала падать вниз, не в силах остановить мою метлу.

- Сириус! Ты убить ее захотел? - закричал Джеймс, помогая мне выровнять метлу, тем самым останавливая мое падение.
- Прости, Малышка, я не хотел тебя напугать!
- Хорошо, но на этом игра закончена, - сказал Джеймс.
- Но почему? - спросила я.
- Он чуть тебя не убил, не будем ждать, пока ему это удастся!

И он полетел к раздевалкам.

- Мне жаль, Малышка...
- Ничего страшного, Сириус... К тому же это уже не впервой...
- Да, но обычно он орет на меня, и мы продолжаем играть...

Я пожала плечами и присоединилась к Ремусу и Джеймсу, которые уже стояли на земле. Мы отнесли метлы в раздевалку и вернулись в их спальню для вручения подарков.

Я была первая. Сириус настоял, чтобы я начала с серьезных подарков. Глаза Джеймса загорелись, когда он открыл книгу, которую я ему нашла. Потом он достал золотой снитч из коробочки и покрутил его в руке.

- Я подумала, что тебе будет приятно снова держать его в руках...

Он, наконец, поднял на меня взгляд. Мне показалось, что в его глазах читался вопрос, поэтому я добавила:

- Ну да, мне было так странно видеть тебя без него, так что я купила тебе этот, чтобы заменить тот, который ты потерял...
- Твой снитч в прикроватном столике, Джеймс? - спросил Сириус.
- Да, - ответил тот.

Я больше ничего не понимала. Почему он больше не играл с ним, если он все еще был у него? И вот, мой подарок стал просто смешным... Я была одной из его лучших друзей и не знала, что его снитч находится в тумбочке. И я не знала, почему он больше с ним не играет. Сириус, должно быть, заметил мое удивление и объяснил:

- Мэрилин ненавидела, когда он играл со снитчем, так что он больше к нему не притрагивался...

Мэрилин. И снова Ледяная принцесса появилась на сцене. Как я могла забыть о ней? Это правда, он надоедал ей, когда щеголял перед ней со снитчем, но это был один из немногих его способов снять стресс... Стало больно где-то в сердце. Они больше не были вместе, но он все еще надеялся...

- Ладно, наш черед! - заявил Сириус.

Он поставил большую коробку перед Джеймсом и предложил открыть. Тот только приоткрыл ее с опаской. На самом деле, Сириус имел привычку устраивать нам шуточки, особенно при дарении подарков. Щеки Джеймса порозовели, что заставило меня выйти из размышлений. Ремусу было явно неуютно, в то время, как Сириус явно был горд собой.

- Что это? - спросила я.
- Ты не хочешь знать!
- Нет, хочу! - воскликнула я.

Я пододвинулась к нему, чтобы увидеть, что было в этой коробке, но он закрыл ее до того, как я успела увидеть хоть что-то. Тогда я обратилась к Сириусу. Он был так собой доволен, что быстро выдаст этот секрет!

- Сир, скажи мне, что там? - спросила я его с видом побитого щенка.
- Полный комплект, чтобы отправить Мэрилин на седьмое небо!

Опять она! Ну почему она?!

Глава 20. Признания


Почему Сириус всегда говорит или делает не то, что нужно?! И потом, этот подарок - что за мысль? Подарить целый комплект игрушек... Я покраснела. Ну хорошо, я покраснела от любопытства. Я хотела бы знать, что именно было в этой коробке и ... Я заерзала на кровати, на которой сидела, понимая, что хотела бы их попробовать... Неужели я стала такой оторвой?

Весь ужин я молчала. Я не могла думать ни о чем другом, кроме как об этой коробке. Что было в ней? Я не знала, что я настолько любопытна... Это нормально? Думаю да, и потом, с Джеймсом все шло так хорошо. Кроме некоторых деталей, стоит признаться. Ладно, не такие уж это детали....

Например то, что никто не знал о нас. Как я должна была понимать его желание держать все это в тайне? Однажды вечером, когда я была одна у себя, я много думала об этих вопросах и ответах, которые предлагал мне мой рассудок, и которые мне не очень нравились... Единственный ответ, который меня устроил, то, что его пугала реакция Ремуса и Сириуса, но со своей стороны, я не видела в этом ничего плохого, и не понимала, почему они могут не так к этому отнестись...

Также проблема была в том, что вдвоем мы оставались только в выходные. В течение недели мы не обменивались ни единым поцелуем или прикосновением... Он обнимал меня, но как делал это раньше, как младшую сестренку. Так часто мне хотелось закричать от досады, но я молчала, довольствуясь тем малым, что мне давали.

Я могла бы пойти на риск, и самой сделать первый шаг, может, он этого и ждал от меня, но я так боялась, что он оттолкнет меня, и что мы вернемся к нашим бесконечным ссорам, так что я молчала. Нужно было, чтобы мы поговорили честно, открыли сердца, это я поняла, когда мы открывали подарки. Присутствие Мэрилин между нами меня на меня давило, и я хотела знать, к чему мы движемся.

- Малышка, ты мечтаешь? - спросил Сириус, помахав рукой у меня перед носом.
- Да... то есть нет, я думаю.
- О чем? - спросил Ремус.

ОК, заметка на будущее, думать прежде, чем говорить.

- О том, что я не знала о снитче...

За столом повисла тишина. Джеймс смущенно смотрел на меня, двое других хмурили брови, ожидая, что я пойду в атаку.

- Это было в самом начале, она попросила меня оставить мое ребячество...
- А в конце, что она попросила тебя оставить?
- Лили... - прошептал Ремус. - Сейчас не место и не время для таких разговоров.

Он был прав, я вела себя, как ребенок. А самое противное, что я не была уверена, что хочу знать ответ. Для меня Джеймс был почти идеален, у него были недостатки, но я ни за что на свете не попросила его измениться... Иначе он бы больше не был собой...

- Она попросила меня измениться полностью.
- ...
- Вы продолжите этот разговор позже, ладно? - сказал Сириус, отодвигая свою тарелку. - Пришло время поговорить об итогах этого года и проектах на будущее.

Я выдавила улыбку. Мы поговорим позже... Надеюсь, Сириус не ошибся, потому что я хотела знать больше. Я хотела знать все об этих отношениях, об этих двух месяцах, когда мы не общались. Я знала, что мне будет больно, но это лучше, чем не знать.

Мы вернулись в Общую гостиную Гриффиндора, чтобы поговорить. Мы смеялись, даже поиграли во взрывающиеся карты. Вечер дня рождения, какой обычно у нас бывает. Я сидела на полу, напротив Джеймс и Сириус - на диване, и недалеко Ремус на подушке перед камином.

- Итак, Сохатый, что ты думаешь об этом годе, который сегодня заканчивается?
- Он был очень важным. Я вырос, на радость моим родителям и профессорам. Я пересмотрел отношения с некоторыми людьми, и это превзошло все мои ожидания, - добавил он, бросив взгляд в мою сторону.

Я не смела поверить, что он осмелился... Может мне это снится? Но улыбка на его лице доказывала, что это наяву. Он был явно горд чем-то, и мои красные щеки, похоже, имели к этому отношение... Я слегка наклонила голову, принимая его улыбку.

- И что ты желаешь на следующий год? - спросил Ремус, наконец, отвернувшись от огня.
- Чтобы он сдержал все свои обещания.

Он не отводил от меня глаз, говоря это, и я была смущена. Было ли тут послание для меня? Может быть. А может быть и нет. Я бы предпочла, чтобы он честно поговорил со мной. Я поменяла положение тела, повторяя себе, что нам действительно нужно будет поговорить....

Когда я подняла голову, то увидела, что кто-то встал перед Джеймсом, закрывая его от меня. Я пробежала глазами вдоль девичьего тела с, надо сказать, идеальными пропорциями, и увидела светлые волосы. Мои догадки подтвердились, когда она открыла рот. Мэрилин снова встала между нами.

- Привет, Джеймс!
- Мэрилин...
- Я хотела поздравить тебя с днем рождения.

И прежде чем он успел среагировать, он наклонилась к нему и запечатлела поцелуй на его губах. Всего на пару секунд, что я даже подумала, что мне это привиделось, но широко открытые глаза Сириуса доказывали, что нет. В животе у меня что-то сжалось, а сердце дрогнуло, когда он согласился отойти с ней в сторонку, чтобы поговорить. Смотря на пол передо мной, я все равно увидела, как он бросил взгляд в мою сторону.

Как только они отошли, я поднялась с пола и села на диван к Сириусу, который приобнял меня. Мы с ним, как и с Ремусом, нечасто позволяли себе такого рода жесты, но они знали, что не нужно задавать мне вопросы в такие моменты. Они, должно быть, думали, что я боюсь, что Джеймс отодвинет меня в сторону, чтобы вновь флиртовать с этой куклой. И в общем, они были не так уж неправы...

- Мне прямо не верится!
- Во что, Сириус? - смогла я таки прошептать.
- Что ей хватило наглости сделать это!
- Она должно быть поняла ошибку, которую совершила, оставив его...

Я повернулась, чтобы посмотреть, как они разговаривают. Ну да, она говорила, а он слушал. Она положила руку на его предплечье, но быстро убрала ее. А если он снова сойдется с ней? Я этого не выдержу... На секунду наши взгляды встретились, но я отвернулась.

- Я пойду спать...
- Уже?!
- Да, Сириус. Я устала.
- Хочешь, я провожу тебя, Малышка? - спросил Ремус.
- Нет, не надо. До завтра, парни!

Я выбралась из успокаивающих объятий Сириуса и чмокнула его в щеку, затем Ремуса. Я поспешила к выходу, и мне почти удалось не бросить последний взгляд в их сторону. Джеймс все также стоял со скрещенными руками перед улыбающейся Мэрилин, которая играла со своими волосами. Видя их вдвоем, можно было точно сказать, что она пыталась с ним заигрывать, но я не могла понять, нравится ли ему это или нет...

Я вышла через портрет и пошла по коридорам. Мне нужно было пройтись, но с другой стороны, нужно было быть осторожной, и не встретить кого-то, кто стал бы задавать вопросы о моем состоянии. У меня должно быть было озабоченное выражение лица и то, как я ломала пальцы лишь подтверждало это. Я ведь и не думала о том, что будет, если она вернется в его жизнь. На несколько дней она исчезла с моих радаров, чтобы вот так резко ворваться обратно.

Должна ли я была желать, чтобы они сошлись вновь? В конце концов, Джеймс был моим другом, одним из моих лучших друзей, я должна была желать ему счастья, если это означало Мэрилин...

Я прибавила шагу. Глаза сами начали наполняться слезами, и нельзя было допустить, чтобы какой-то ученик увидел меня плачущей. Я добралась до моих апартаментов, подняла голову и увидела прислонившийся к стене силуэт, который смотрел на пергамент.

- Что ты здесь делаешь? - удивленно спросила я.
- Ты забыла пожелать мне спокойной ночи.
- Но ты разговаривал с...
- Войдем.

Он произнес мой пароль портрету, которой уже не удивлялся, видя Джеймса. Мы вошли, и в гостиной я почувствовала смущение. Я присела на спинку дивана, скрестив руки на груди. Я не смела поднять на него глаз. Собирался ли он сказать, что между нами все кончено? Что он снова хочет сойтись с Ледяной принцессой? Что все, что было между нами, - ошибка?

Он подошел ко мне и обнял. Сначала я держала руки скрещенными, как некий барьер между нами. Но потом, по мере того, как он прижимал меня к себе, как гладил мою спину, я обняла его за талию и положила голову во впадину его плеча. Может это был последний раз, когда я была так близко к нему, так что это надо использовать, нет?

- Когда она поцеловала меня после матча, я понял, что бегал за ней лишь по той причине, что она отказывала. Мне больше понравился наш поцелуй...
- Так почему...
- Потому что я увидел тебя в объятиях этого равенкловца... потому что не хотел, чтобы все узнали, что после двух лет преследования, она сдалась, а я ее не любил... потому что я не хотел прослыть подлецом...
- Все имеют право поменять свое мнение...
- В ноябре, в твоей комнате... А потом на балу, я понял, как мне тебя не хватало. И мне понадобился весь январь, чтобы позволить парням поймать себя...
- Да, Ремус признался, что они несколько раз пытались свести нас вместе.
- Моя Лили...

Он немного отодвинулся и легко поцеловал меня в губы. Он гладил мою щеку, с отсутствующим видом. Я видела в его глазах, что он переживал все то, что собирался сказать. Мне его тоже не хватало, настолько, что я не знала, переживу ли, если он уйдет... Он взял меня за руку и повел к дивану. Я села к нему на колени, прижавшись к его груди, и он обнял меня.

- Я обещаю тебе, что больше тебя не оставлю, - сказал он, целуя меня.
- Джеймс... Почему ты вернулся к ней?
- Я думал, что тебе дорог этот староста...

Это признание заставило меня задуматься и ускорило мой сердечный ритм. Если бы он только знал, насколько мне было скучно с Ноа, но я держалась за это подобие отношений, чтобы забыть его поцелуй... Его пару с...

- Если бы ты только подождал до вечера...
- Да, я знаю. Когда я увидел тебя тогда, я понял свою глупость, но было уже поздно...
- Никогда не поздно...
- Тогда я этого не знал.

Он гладил мою руку, даже не замечая этого. Я смотрела на его руку, пытаясь собраться с мыслями, чтобы извлечь из этого разговора по максимому и получить ответы на некоторые мои вопросы.

- Джеймс, почему вы расстались в ноябре? И почему потом ты не мог со мной видеться? Ты ей сказал...
- Перед тем, как прийти к тебе, я был в комнате с ней. Это был наш первый раз. Но в самый важный момент я назвал не ее имя... Она накричала на меня, сказав, что не останется с типом, который ошибается в имени в моменты страсти.
- Ты бросил ее когда...

Я отодвинулась, шокированная этим признанием.

- Я хотел тебя увидеть. Извиниться перед тобой. Я хотел, чтобы ты сказала, что тебе было плохо с этим парнем, что ты скучала по мне... Когда я увидел твои слезы, я не раздумывал... Я не собирался делать этого, я просто хотел тебя увидеть, поговорить...

Я видела в его глазах, что он говорит правду, и мое сердце наполнилось радостью.

- Я правильно понимаю, что ты не собираешься снова к ней возвращаться?
- Я не собираюсь тебя оставлять, Малышка. Если я тебе все еще нужен...
- При одном условии! Не ошибись в имени!
- Тогда я ничем не рискую, - сказал он перед тем, как рассмеяться. - Это твое имя я назвал.

Глава 21. Зависимость


Мы сидели так, в объятиях друг друга, до отбоя. Время от времени мы обменивались короткими поцелуями, немного скромными, но такими прекрасными. Перед тем, как позволить ему уйти, я бросила взгляд на Карту Мародеров, лежащую на журнальном столике. Хотелось бы верить, что просто так, но нет. Я хотела знать, где была Мэрилин.

Я быстро нашла ее в гостиной Гриффиндора в окружении ее подруг, недалеко от Сириуса и Ремуса. По возвращении он снова ее увидит... Поцелует ли она его снова? Я немного скривилась, подумав об этом, но быстро стерла это выражение с лица, почувствовав, что Джеймс прижался к моей спине.

- Я сразу пойду в спальню, чтобы она не смогла снова что-то предпринять.
- Хорошо.

Это было так странно, настолько сильно ревновать. Смогу ли я однажды свыкнуться с мыслью, что он может быть в одной комнате с ней? Он взял меня за плечи, разворачивая меня к себе и заглядывая в глаза.

- Я знаю, что мы сделаем, - сказал он с улыбкой. - У тебя сегодня останется Карта Мародеров... Кстати, не отдавай ее Сириусу, он начнет о чем-то догадываться...

Догадываться? Он не хотел, чтобы наши лучшие друзья догадались, что между нами что-то происходит? В животе снова что-то сжалось, и я не могла не спросить его:

- Тебе настолько не хочется, чтобы они знали о нас?
- Нет, но я хочу, чтобы узнали об этом по-другому.

После этого он ушел, оставив меня один на один с моими мыслями. Этот вечер был в высшей степени информативным, но, к несчастью, многие вопросы так и не были заданы... Я прошла в комнату, где разделась и скользнула под одеяло. Но меня не покидали мысли о раскрытой карте, лежащей на журнальном столике в гостиной... Я поднялась и бросила взгляд на карту.

Джеймс как раз проходил через портрет Полной Дамы. Его точка приблизилась к точкам Ремуса и Сириуса, в то время, как Мэрилин - к нему. Было мгновение, когда мое сердце замерло, но потом оно продолжило биться в нормальном ритме, когда Джеймс поднялся в свою спальню вместе с парнями.

Он сдержал слово. Я улыбнулась карте, будто Джеймс был передо мной, и вернулась в спальню с легким сердцем. На следующее утро я проснулась с той же улыбкой на губах, которая не покинула меня, даже когда я вошла в Большой Зал и увидела, что Мэрилин сидела рядом с Джеймсом и всеми силами пыталась привлечь его внимание. Я села на единственное свободное место рядом с Сириусом.

- Она заняла твое место, - прошептал мне тот на ухо. - С утра она от нас не отходит, ну, от него. Он уже не знает, что делать!
- Ну что, как спали, парни? - спросила я громко.
- Отлично, - ответили они хором.
- А ты? - спросил Ремус.
- Превосходно. А ты, Мэрилин?
- Я повела волшебную ночь. Мне снились великолепные сны!
- Да, я вижу, ты продолжаешь грезить и наяву...

Три головы повернулись ко мне так резко, что их владельцы рисковали свернуть себе шеи. Когда удивление прошло, Ремус и Сириус перевели взгляд на третьего... гррр, а Джеймс улыбался, опуская свою ложку в тарелку с хлопьями. Я посмотрела на Мэрилин, которая кое-как взяла себя в руки, и с трудом произнесла:

- Не понимаю, о чем ты говоришь...

Я прекрасно все понимала, Мародеры тоже, и это главное. Она нас оставила через некоторое время, и мы вчетвером отправились на первый урок. Я взяла Джеймса за руку, удерживая его, чтобы незаметно отдать ему карту, которую он быстро спрятал в сумку.

- Ты смотрела?
- За кого ты меня принимаешь? - воскликнула я.
- За маленькую ревнивицу...
- Я не ревную!
- Сомневаюсь, что Мэрилин бы пережила сегодняшнее утро, если бы ты не смотрела...
- Смейся, да только ты такой же собственник, как и я!
- О нет, я тебе полностью доверяю.
- О, как жаль, если бы это было не так, я бы поменяла партнера...

И я с улыбкой направилась к Снейпу. Не ревнует? Да ну? Тогда почему вчера мои отношения с Ноа так часто всплывали в разговоре, будто он пытался узнать, что же у меня с тем было?

Неделя тянулась невероятно долго. Мы вернулись к нашему обычному ритму учебы - каждый вечер заниматься уроками, безо всяких поцелуев или прикосновений. И я снова почувствовала эту пустоту внутри. Мэрилин так и не отстала, но она больше не осмеливалась подойти к Мародерам, когда я была поблизости. Она даже попыталась со мной заговорить, но я не была в настроении брататься с девушкой, которая хотела украсть у меня Джеймса.

В субботу утром я встала пораньше в хорошем настроении, чтобы закончить эссе по Зельям, которое не смогла доделать вчера, потому что девушки завалились в библиотеку вроде как за книгами. На самом же деле они все время хихикали, наблюдая за нашим столом, одна из них даже пошла на хитрость - "споткнулась", чтобы прикоснуться к Ремусу.

Они уже не знали, что придумать! Однажды вечером, одна поклонница подошла к Джеймсу, который читал на диване. Она была одета в коротенькое платьице с глубоким декольте. Она села напротив, наклонилась к нему и попросила помочь ей с учебой.
Я даже подавилась слюной от такой наглости, но реакция Джеймса мне безумно понравилась. После того, как он сказал, что его это не интересует, он наклонился ко мне и прошептал:

- Если бы у тебя было такое платье, ты бы не выходила из комнаты!

Я покраснела. Он рассмеялся и вернулся к чтению. Мне так нравилось, когда он находил время, чтобы заставить меня краснеть, заботиться обо мне. Но возвращаясь в одиночку в свои апартаменты, мне так хотелось, чтобы он обнял меня.

Выйдя из библиотеки, я сложила вещи у себя, и направилась в Большой Зал, где парни уже должны были завтракать. Сегодня должен был состояться матч Рейвенкло-Слизерин. Зная стиль игры змей, не оставалось никаких сомнений, кто же выйдет победителем, но из солидарности весь замок собирался смотреть матч.

- Привет, Ремус!
- Привет, Малышка!
- Где остальные?
- Мэрилин снова взялась за старое, так что они могут немного опоздать.

Что она еще придумала, эта... Поймет она когда-нибудь? Было бы куда проще сказать всем, что мы вместе... Почему же он не хочет этого сделать?

- Что она придумала?
- Она опрокинула свой стакан с соком на Джеймса. Когда она начала его вытирать, она разозлился, но она от него не отстала.
- Понятно...

Что за...! Я ее ненавижу, это точно!

- Я отправил с ним Сириуса, чтобы она его там не изнасиловала...

Я начала есть в тишине. Я чувствовала, что мне трудно дышать, и я не переставала поглядывать на вход в зал. Скоро уже надо было уходить, а они так и не вернулись. По дороге к квиддичному полю мы говорили о занятиях, которые были на неделе, когда кто-то дотронулся до моей руки.

- Привет, Лили!
- Ноа, как ты?
- Хорошо, а ты?
- Тоже. Удачи на матче!
- Надежды мало, но спасибо.
- Не за что.

Я махнула ему на прощание и отправилась к гриффиндорским трибунам. Я села на одно из мест, которые занял Ремус, и мы стали молча ждать. Тут я почувствовала, что кто-то сел рядом со мной, и повернулась к мрачному Джеймсу. О нет, это плохо! Тут я увидела Мэрилин, которая села на последнее свободное место.

- Это место Сириуса, - твердо сказал Джеймс.
- Да, но иначе я не смогу сесть с тобой.

У меня сжались кулаки. Поймет она когда-нибудь, или мне нужно будет это вбить ей в ее блондинистую голову? Она же повернулась к своей соседке.

- Ты не могла бы подвинуться? Мы забыли занять место Сириусу.

Та, к счастью, это была девушка, но, к несчастью, фанатка Мародеров, быстро отсела, радуясь, что Сириус будет сидеть рядом с ней весь матч. Мэрилин отбросила волосы назад, как она считала, сексуальным жестом, который таковым и был, и улыбнулась Джеймсу, гордая своим подвигом. Я послала ей раздраженный взгляд перед тем, как повернуться к подошедшему Сириусу.

- Я подготовил шутку для наших друзей слизеринцев...
- Не перед матчем, - сказал Джеймс.

На самом деле, у них было негласное правило со слизеринцами. Все средства были хороши, но не до или во время квиддичного матча. Это было что-то вроде перемирия, которое ни один из факультетов никогда не нарушал.

- Нет, это будет после.

Мы заняли места на самом верху, что позволяло нам видеть всю площадку, и никто не сидел за нами, громко разговаривая или активно жестикулируя, что нам бы мешало. Но совсем скоро я поняла еще один плюс от того, что мы сидели так высоко. Никто не видел, что делали мы, так как все были поглощены матчем...
Где-то через десять минут, я почувствовала, как рука гладит мою спину. Я увидела, как Джеймс улыбнулся, конечно, он почувствовал мурашки, которые пробежали по моей спине... И он просунул свою холодную руку мне под свитер, отчего я вздрогнула.

- Что случилось, Малышка? - спросил Ремус.
- Ничего, мне показалось, что я заметила снитч...

И я так просто соврала ему?! Да, я была уже не той скромной и незаметной девушкой, какой я была в прошлом году! Я снова посмотрела на рейвенкловцев, которые делали все возможное, чтобы победить, а рука продолжала исследовать мою спину.

- Кажется я стал зависим... зависим от тебя, моя Малышка, - прошептал он мне на ухо и вернулся к матчу.

Глава 22. Гнев - плохой советчик.


Как и ожидалось, матч закончился полной победой Слизерина. Никто даже не был ранен, и Рейвенкловцы могли без ложной скромности сказать, что сделали все возможное. У меня же осталось не много воспоминаний о самом матче, только о дрожи и мурашках на моей спине. Это было так приятно...

Прозвучал свисток, и Мэрилин сразу же повернулась к Джеймсу, чтобы прокомментировать то, что она увидела. Он не убрал свою руку с моей спины, только вынул из-под моего свитера. Мы поднялись, чтобы вернуться в замок, когда раздался звук взрыва. Джеймс тут же повернулся ко мне.

- Все хорошо?
- Да, это откуда-то снизу...

Отвечая ему, я увидела, что Сириус буквально согнулся пополам от смеха. Что касается Мэрилин, она дрожала как лист на ветру. Но я прекрасно видела, что она переигрывает. Я улыбнулась, видя, что Джеймс не выпускает меня из виду, внимательно меня осматривает, чтобы быть точно уверенным, что со мной и правда все хорошо. Я положила руку ему на плечо.

- Джеймс, мне нужно пойти посмотреть.
- Я пойду с тобой.
- Нет, ты же не префект.

Я повернулась к Ремусу, который смотрел куда-то направо. Я проследила за его взглядом. Прискорбный спектакль разворачивался у основания трибун слизеринцев. На самом деле эти самые трибуны не переставали двигаться, качались из стороны в сторону, велик был риск, что кто-то мог с них упасть. Я повернулась к Сириусу, который смеялся, как и его соседка, которая, видно, была рада разделить с ним этот момент его радости.

- Сириус Блэк!
- Что, Малышка?
- Ты немедленно прекратишь это! - прокричала я.

Я уже стояла перед ним, уперев руки в бока. Все раздражение, которое скопилось во мне ни без помощи Мэрилин, теперь нашло выход. И он получит по полной. Я вся напряглась, в ожидании его реакции. Он посмотрел мне в глаза, перестал смеяться и пошел за мной вниз по лестнице.

Мы втроем подошли к трибунам Слизерина, которые все еще качались, а ученики там кричали, что им уже плохо, а профессора спрашивали, каким же заклятием остановить это. Я заметила, что Сириус поднял вверх подбородок, видно гордясь тем, что поставил в тупик профессоров. Я дала ему подзатыльник, чтобы он перестал рисоваться и прекратил все это.

Я снова сделала ему знак, чтобы он остановил это и мы молги вернуться в замок, что он волей-неволей сделал. Он бросил контр-заклятье небрежным движением руки, не привлекая внимания профессоров. Но когда первые студенты появились внизу лестниц, они были уверены, кто стоял за все этим, и я не смогла остановить одного из них, который бросился к Сириусу и врезал кулаком по носу.
Я не успела сказать ни слова, как все те гриффиндорцы, которые последовали за нами, бросились на слизеринцев. С Ремусом и двумя другими префектами мы беспомощно переглянулись, не в силах справиться с ситуацией. Скоро появился Ноа и громко крикнул, что заставило замереть всех.

- Все остановились!!! Ни к чему прятаться, я уже записал все имена!
- Но это гриффиндорцы начали!
- Нет, это Слизеринцы, один из них ударил Блэка!
- Да, но...
- СТОП!

Это уже я закричала. Я не могла видеть и слышать, как они отвергают свою вину. У меня было ощущение, что у меня волосы встали дыбом, показывая всем мое напряжение. Ко мне подошел Джеймс, наблюдая за растерянными студентами, лежащими на земле в затейливом смешении цветов.

- Что здесь происходит? - спросил он.
- Происходит то, что эта толпа идиотов решила подраться! Так что нам с Ноа прийдется составить расписание так, чтобы они все получили наказание и чтобы избежать прочих конфликтов.
- Вы можете это сделать завтра!
- Нет, Поттер, нам нужно сделать это как можно быстрее, - вмешался Ноа.
- Я не с тобой говорил! - отрезал Джеймс. - Лили, ты идешь?

Он взял меня за руку и потянул в сторону замка. Мне так хотелось пойти с ним. Провести вечер с ним. Но к сожалению, видя количество участвовавших в потасовке студентов, я поняла, что нам потребуется много времени, чтобы все урегулировать. К тому же, нам нужно будет поговорить с профессорами, чтобы они сказали, когда они свободны для проведения наказаний. И также было очевидно, что Сириус огребет по полной...

- Джеймс, я не могу.

Я отпустила его руку и повернулась к Ноа. Мы отправились к профессорам, которые ждали нас чуть вдалеке. Даже со всем рвением и усердием, мы закончили только к часу ночи в наших апартаментах, сидя на диване.

Незадолго до отбоя пришел Джеймс с широкой улыбкой на лице и твердым намерением остаться с нами. Он сел к нам на диван и стал читать книгу, не обращая внимания на мои протесты. Видя, что он не двигается с места, Ноа решил вмешаться и это переросло в спор, который прекратился, когда Джеймс обратился ко мне.

- Джеймс, отбой через пятнадцать минут, тебе нужно вернуться в свою спальню, - сказала я настолько твердо, насколько могла.
- Ты не уходишь, Уильямс?
- Нет, я думаю, что переночую здесь.

У Джеймса сжались челюсти. Он раздраженно глянул на меня и вышел через портрет. Он ревновал! Почему он не доверял мне? И потом, у него же была Карта Мародеров! Впрочем да, если он увидит две точки рядом друг с другом, он может напридумывать себе что угодно... Но я же не могла позволить ему остаться! И под каким предлогом?

Как только мы сложили наши пергаменты, я откинулась на спинку дивана, смотря на огонь в камине. Тут диван рядом со мной прогнулся, и голос Ноа разорвал тишину.

- Мне не хватает наших вечеров, когда мы были только вдвоем.
- То есть?
- Мне нравилось быть с тобой. Разговаривать, держа тебя в моих объятиях...
- Ты не проводишь вечера с твоей девушкой?
- Да, но это не то же самое... Она такая серьезная!
- Я думала, что ты влюблен в Синтию...
- О, я влюблен, но не хватает той искорки, которая была между нами.

"Искорки"? О чем он говорит? Уже тогда я считала наши встречи один на один скучными, но сейчас, когда я узнала как это может быть с Джеймсом... Это не шло ни в какое сравнение! И как он может говорить, что влюблен в нее, если он скучает по нашим встречам? Я поднялась, решив уйти, но он удержал меня.

Он наклонился ко мне. О нет! Он собирался меня поцеловать! Я оттолкнула его со всей силой, на которую была способна, так что он упал на диван, потянув меня за собой. Я оказалась лежащей на нем. Он попытался просунуть свою руку под мой свитер, и это вывело меня из оцепенения. Я замахнулась и дала ему пощечину.

- Никогда так не делай!
- Но почему?
- Ты сейчас с Синтией, а мои чувства к тебе не изменились...
- Лили, почему бы нам не попробовать начать все с начала?
- Один раз не получилось, не получится и в другой.
- Но я изменился!
- Спокойной ночи, Ноа!

Я отодвинулась от него во время этой его жалкой попытки меня убедить, и я ушла в комнату, ни разу не обернувшись, и закрыла дверь на Алохомору. Как бы я хотела, чтобы Джеймс был здесь! Тогда этой сцены никогда бы не произошло. Ну по крайней мере, я надеюсь. Нет, потому что если бы он попытался в присутствии мародера... Да уж, хорошо, что все случилось так, как случилось.

Все это так меня утомило, что я проснулась довольно поздно на следующее утро. Упс, нет, уже полдень. Я приняла душ и поспешила в Большой Зал, до того, как все уберут, и я останусь без завтрака. Я нашла Ремуса и Сириуса разговаривающими за десертом.

- Привет, парни! Как дела?
- Привет, - ответили они хором.
- Ну что, хорошо провела ночь? - спросил меня Сириус с плутовской улыбочкой.
- На что ты намекаешь?
- Ну, ты же была со своим бывшим...
- И?
- Вы снова вместе?

Да как он мог думать, что я снова сойдусь с Ноа? К тому же, у того была девушка! Которая, кстати, наблюдала за мной со стола Рейвенкло... Так, Ноа здесь не было... Он все еще в комнате? Не знаю...

- Конечно, нет, - ответила я, поздно замечая, что кого-то не хватает. - Где Джеймс?
- Наказан. Он сбросил доспехи с постамента.
- Почему?
- Он не захотел нам сказать.

А так надеялась провести с ним день... Я была разочарована. Но я все равно улыбнулась, соглашаясь на партию во взрывающиеся карты с двоими моими другими друзьями, которые пытались понять, почему у меня такой озабоченный вид. Он сбил эти доспехи, потому что думал, что я и Ноа... Да, если Сириус подумал об этом, то он тоже мог.

Мы провели день, играя в карты, и я проигралась в пух и прах. Как обычно, проигравший должен был исполнить желание выигравшего. Я ждала, пока Сириус сформулирует предложение, я, если честно, побаивалась его фантазии, которая на мой взгляд была слишком уж буйной.

- Сегодня вечером мы ужинаем на кухне и проводим вечер только вдвоем.
- Надеюсь, Джеймс будет в лучшем настроении, когда вернется... - пошутил Ремус.

К несчастью, когда тот вернулся с наказания, стало ясно, что настроение его не улучшилось. Я бы так хотела с ним поговорить, но в присутствии двух других мародеров это было сложновато. Тут рука легла мне на талию, и Сириус сказал, что мы уходим.

- А вы куда?
- Малышка проиграла этот вечер мне. Весь вечер она будет только со мной, - закончил он с широченной улыбкой.
- Круто! Тогда я проведу вечер с Мэрилин!!!

Я напряглась. Он явно не был доволен, в этом не было сомнений, но он упомянул ее... Я тоже скоро могла бы повысить голос. Они поговорили с Сириусом, так что моя плата была передвинута на следующий вечер.

Джеймс все равно не проронил ни слова. Ужин прошел в тишине, и я видела, что Сириус периодически бросает взгляды в сторону Джеймса. Когда мы пересекали дверь их спальни, я все таки не выдержала:

- Джеймс, ты попросил нас остаться, так что мог бы приложить хоть какие-то усилия!
- Если тебе настолько неприятно мое общество, то я тебя не держу! - закричал он.

О чем он говорил? О сегодняшнем вечере? О нас?

- Осторожнее, а то я могу понять тебя буквально! В следующий раз подумай, прежде чем говорить!
- ...
- Ремус, пойдем патрулировать. Я хочу пораньше лечь спать!

Я подошла к Сириусу и поцеловала его в щеку, как бы извиняясь, что оставляю его с ворчливым Джеймсом. Я встала перед последним, не зная, целовать ли его на прощание, или просто оставить тут, его и его дурной нрав. Но у меня не осталось времени подумать, когда его губы прижались к моим, а его язык вовлек мой в чувственный танец.

- Хорошо Джеймс, мы поняли.

Глава 23. Объявление


В конце концов, мы уселись на кровати, я - плотно прижавшись к Джеймсу. Мне стало так хорошо от того, что мы, наконец, во всем признались. Объявление наших отношений друзьям облегчило мне душу, но теперь прийдется ответить на их вопросы. Джеймс взял меня за руку и переплел наши пальцы.

- И как давно вы вместе? - начал Ремус.

Я посмотрела на Джеймса, не в состоянии назвать точную дату начала наших отношений. Так что я смотрела на него, в ожидании его ответа.

- Со дня рождения Малышки.

Интересно. Очень интересно узнать, с какого времени он считал нас парой.

- И вы говорите нам только сейчас? - воскликнул Сириус.
- И не так давно вы еще были в ссоре...
- Именно поэтому мы говорим только сейчас, - сказал Джеймс с улыбкой. - Но я бы предпочел, чтобы это осталось между нами.

Почему? Почему он не хотел рассказать об этом всем?

- Почему? - спросил Ремус, нахмурив брови.
- Я не хочу, чтобы девушки что-то сделали Малышке. Особенно Мэрилин... Она похоже убеждена, что я ей принадлежу, и я немного побаиваюсь ее реакции...

В этом дело... Но с помощью двух других мародеров мы могли видеться гораздо легче и не придумывать каких-то оправданий. Это большое облегчение, что не надо больше им врать. Улыбка появилась у меня на лице, когда я увидела, что эти двое явно рады за нас.

- Ремус, нам действительно пора идти, - сказала я.
- Да, идем.

Я поднялась, готовая уйти, когда Джеймс потянул меня назад, и, прежде чем я успела понять, что происходит, он снова меня поцеловал. Что ж, сказать нашим друзьям о нас означало теперь больше поцелуев и ласк... Почему бы и нет...Я уже заранее радовалась. Я медленно оторвалась от Джеймса, чтобы заглянуть ему в глаза, когда он прошептал мне в губы:

- Встретимся в твоих комнатах.

Я покраснела. Что подумают эти двое, когда увидят, что Джеймса нет? О, теперь они знают, и наверняка напридумывали себе вещи куда хуже... Я мягко выбралась из его объятий и последовала за Ремусом. Как только мы вышли из Гриффиндорской башни, он заговорил:

- Я рад за вас, Малышка.
- Спасибо, Ремус... - смущенно ответила я.
- Я начал о чем-то догадываться, но с вами двумя нельзя ни в чем быть уверенным... Ох, если бы ты видела его этим летом!

Так, не поняла... При чем тут лето? Я повернулась к нему, но он упорно смотрел перед собой, не понимая моей озадаченности. Я молчала, ожидая, когда он заговорит.

- Он не переставал говорить о тебе, о том, что бы было, если бы ты была здесь... А когда прилетали твои совы, он сразу же бросался отвечать... Нас с Сириусом это очень забавляло!
- О...

Он собирался мне сказать, что Джеймс скучал по мне, как... да, как влюбленный скучает по своей красавице... Мои щеки тут же залила краска. Я-то думала, что все это произошло из-за недоразумения... Хотя там и было недоразумение, да только не то, о котором думала я. Вместо двух друзей, которые оказались в одной постели, теперь появились чувства...

- Мы заметили ему, что он проявляет меньше рвения по отношению к Мэрилин... Когда ты сказала, что он поцеловал тебя, я подумал, что это к лучшему... Я не понимаю, почему он стал с ней встречаться...
- Потому что он увидел, как я целуюсь с Ноа...

Кусочки паззла, наконец, встали на место. Поэтому он не так интересовался Мэрилин в начале года. Не потому, что он хотел показать, что вырос, как я думала, а потому что она его больше не интересовала! Почему в день матча я не поцеловала его, как советовал Ремус?!

Теперь я гораздо лучше понимала поведение последнего. Ремус знал, что у Джеймса появились ко мне чувства, и не хотел, чтобы он сошелся с Мэрилин... Поэтому в январе он так старался нас помирить... Я взяла его под руку, и дальше мы шли в тишине.

- Ремус, ты правда думаешь, что другие девушки бросятся на меня, если узнают, или он просто боится появляться со мной на людях? - спросила я, не поднимая взгляда от пола.
- Девушки, которые за ним бегают, на мой взгляд, немного сумасшедшие, и ты прекрасно видишь, что Мэрилин не терпит, когда он отдаляется от нее... Нет, я не думаю, что он так уж неправ... И с чего бы ему стыдиться тебя?
- Не знаю...

Тема не была закрыта, но я получила уже достаточно информации, чтобы почувствовать себя придавленной ею же, ни к чему еще добавлять... Мы не встретили ни единого ученика. На самом деле выходные были тяжелыми, наказания гриффиндорцам и слизеринцам за субботнюю драку слегка остудили их пыл. Ремус оставил меня около портрета, ведущего в мои комнаты, поцеловав напоследок, и с последним признанием:

- Мы с Сириусом о чем-то догадывались, вы проводили много времени вместе, но с вами, нам так и не удалось увериться в своих предположениях. Вы были так близки... Но я разочарован, что вы не рассказали нам об этом раньше...

Мое сердце сжалось, когда эти последние слова отдались во мне. Но когда я вошла внутрь, то почувствовала, как мое сердце затрепетало, я знала, что Джеймс ждет меня на кровати, но ему не нужно было прятаться. К тому же, мы наверняка поговорим о том, что произошло, и я уже нервничала. Ждал ли он от меня какого-то признания или чего-то особенного? Или я должна была разозлиться на него за то, как он вел себя сегодня?

- Лили!
- Ноа! Что ты здесь делаешь?
- Я хотел с тобой поговорить.
- Кажется, все было сказано еще вчера, - твердо сказала я, направляясь в сторону своей комнаты.
- Лили, я расстался с Синтией, и мы можем...
- Нет! Я уже сказала тебе вчера, что не хочу!
- Но почему? Нам было хорошо вместе, мы говорили, и у нас один взгляд на будущее...
- Вот тут-то ты и ошибаешься! И потом, я не влюблена в тебя!
- У тебя есть кто-то другой?

Он начинал серьезно меня нервировать. Почему он никак не желал понять? Почему он не хотел отпустить меня? И Джеймс, он должно быть все слышал! Я не хотела, чтобы он так об этом узнал.

- Это тебя не касается!
- Но вчера, когда я тебя поцеловал...
- Ты меня не целовал! - прокричала я. - Повторить тебе то, что я сказала? Или может ту пощечину, что я тебе дала? Я сказала, чтобы ты больше такого не делал, и если ты еще раз приблизишься ко мне с подобными намерениями, я поговорю с Мародерами, посмотрим, смогут ли они вбить тебе это в голову!
- Но Лили, - умолял он.

Это была последняя капля. Ну почему он никак не поймет!!

- Я скажу тебе, Ноа, в течение месяца, когда мы были вместе, я скучала. Не было никакой "искорки" между нами, несмотря на то, что ты думаешь.

Вот тут, он, кажется, понял, потому что я увидела, как у него сжались челюсти. Неожиданно, я испугалась, что он может сделать мне больно, мы же были вроде как одни. Но он, не сказав ни слова, вышел через портрет. Безо всяких сомнений, он возвращался в свою спальню. Я упрекала себя в том, что осмелилась сказать ему все это, даже не попытавшись подсластить пилюлю. Я вздохнула перед тем, как повернуться к двери в мою комнату, которая открылась перед Джеймсом.

На его лице не отражалось ни одной эмоции. Лучше бы он рассердился, рассмеялся или хотя бы заговорил, вместо того, чтобы просто стоять и смотреть на меня, прислонившись к дверному косяку. Потом он оттолкнулся от него и направился ко мне. На секунду я испугалась, что он тоже уйдет, но он подошел и обнял меня.

- Вчера, когда я ушел, я не переставал смотреть на Карту Мародеров. Меня сводила с ума сама мысль, что он так близко к тебе. В какой-то момент, я даже бросился и добежал до твоих комнат.
- Чтобы?
- Чтобы убедиться, что вы не... Потом, я понял глупость моих действий, ведомых ревностью... Я решил довериться тебе.
- Ты был прав.
- Но сегодня утром он расстался с Синтией, и... В голове сразу же появилась картинка. Я сбил эти доспехи и, к несчастью, мимо проходил профессор...
- Не очень здорово.

Я мягко ему улыбнулась перед тем, как поцеловать. Как же хорошо! Казалось, что я не делала этого годами, и я могла бы простоять здесь вот так еще долго, если бы завтра утром у нас не было занятий... В итоге, я не затронула тему этого лета. Он расскажет, когда захочет. У нас есть все наше время, которое я собиралась использовать. Мне было так хорошо с ним, что я была готова на многое, может даже слишком. Меня это пугало, в той же степени, как и будоражило.

Следующие недели прошли великолепно. Поцелуи и ласки не были теперь отложены лишь на выходные, чем мы и пользовались. Но я быстро обрывала все веселье, так сказать, настаивая, что нам нужно заниматься и уроками. Но по мере приближения пасхальных каникул, Джеймс и Сириус все меньше времени были с нами. Они где-то ходили, под предлогом того, что у них еще будет время, а пока они хотят воспользоваться тем, что ученики еще в замке... Понятное дело, слизеринцы для этих их мародерских шуточек.

На самом деле, на каникулы парни оставались в замке, на словах, чтобы заниматься, но я знала, что это касается только одного из них. Я же возвращалась домой. Мои родители ждали в гости друзей и по совместительству партнеров по бизнесу. Мы должны были продемонстрировать образ счастливой семьи в течение двух недель.

Нет, это будет не сложно, мы счастливы, но проблема была в том, что я бы предпочла остаться в замке с мародерами... Ладно, признаюсь, с Джеймсом. К тому же, я не могла получать много писем с совами на каникулах, и это меня расстраивало.

@темы: ЛЭ/ДжП